+ Добавить новость + Добавить совет + Добавить статью + Вопрос / ответ


Роль гендерного подхода в модернизации системы полового образования в российской школе

Е.С. Турутина

Томский государственный педагогический университет

Для начала ответим на вопрос: что подразумевает под собой модернизация российского образования? Очевидно, что этот процесс включает в себя обновление содержания и формы всей системы российского образования. Философский вопрос о том, что же из них первично и главнее, решается здесь в пользу содержания образования, от которого должны зависеть и условия, и механизмы его реализации.

Модернизация отечественного образования обусловлена не только социокультурными факторами изменившегося российского общества, но и глобальными процессами, происходящими в мировом сообществе.  В рамках данной работы приоритетнее обратить внимание на национальные аспекты модернизации образования. Для этого нам необходимо вооружиться некоторыми теоретическими положениями, которые помогут раскрыть обозначенную проблему – это принцип социоморфности системы образования, разработанный А.И. Сумбетто, и социокультутрный подход к пониманию образования, предложенный Л.Г. Иониным.

Образование как социальный институт в не культуры рассматривать нельзя. В этой связи весьма эвристичен социокультурный подход к изучению образования. Развитие отечественного образования должно анализироваться во взаимосвязи со всеми социальными и культурными условиями, которые определяют изменение его формы и содержания.

Принцип социоморфности для России, по мнению А.И. Сумбетто, значим потому, что позволяет ответить на вопрос не столько об адекватности системы российского образования каким-то «общим образовательным стандартам», а внутренним потребностям развития» [3, с. 13.]. Методологическое значение принципа социоморфности образования заключается в том, что он объясняет уникальность и адекватность образования в любом государстве системе сложившихся в нем социально-экономических, политических, национально-этнических, нравственных и других культурных отношений и процессов. Таким образом, и половое образование должно соответствовать логике трансформационного общества современной России.

Выделенные Л.Г. Иониным признаки полистилистического типа культуры, такие как деиерархиезация, декононизация, неупорядоченность, детотализация, включение, диверсификация, эзотеричность, негативность и ателеология [1] – не противоречат постмодернистскому замыслу культуры. Реализация принципа многообразия и разнообразия культурных стилей и форм, что собственно и наблюдается в российской действительности, постепенно проникает и в сферу образования. Правда, пока это более всего удается платным учебным заведениям, которые, стремясь к достижению чисто коммерческих целей, оказываются открытыми для социальных и индивидуальных интересов, запросов и потребностей. По этой причине, именно в частных школах разного типа такое обилие спецкурсов с целью удовлетворения самого капризного и взыскательного потребителя образовательной услуги.

Оставаясь гарантом качества российского образования, государственные образовательные учреждения успешно конкурируют с коммерческими, но и они становятся зависимыми от социальных запросов и предпочтений. Не смотря на то, что формированием содержания школьного образования обычно занимается профессиональное научно-педагогическое сообщество, «возникает идея открытого заказа на школьное образование, и впервые в отечественной практике в числе таких заказчиков начинают выступать бизнесмены, предприниматели, политики и т.п.» [2]. Иными словами, «открытый заказ» — это один из новых признаков российского образования, признавшего свою зависимость от экономической действительности и рынков. Это и обусловило государственный интерес к его реформированию.  Однако в этом процессе, по мнению большинства ученых, исследователей и практикующих педагогов, главный упор сделан на оптимизацию форм образования, нежели на его содержательную компоненту. Примером тому является активное внедрение ЕГЭ «сверху», а «снизу» оно одобрения не получает.

Как известно, в закрытых типах общества, каким было советское государство, образовательный институт обладает монополией на свои услуги. Именно по этой причине образование здесь весьма консервативно и не отличается духом реформизма. В открытых же обществах, к которым относится и современная Россия, образование также оказывается открытой социокультурной системой, для которой инновации и реформации становятся имманентными. Модернизация какой-либо стороны общественной жизни ведет к изменениям в образовательном институте, и наоборот.

То же самое касается и полового образования. Сегодня его элементы включены в учебные программы некоторых частных учебных заведений; оно встречается и в государственных школах, но не в качестве самостоятельной дисциплины, а в замаскированном виде на таких предметах, как биология, валеология, ОБЖ. Однако фрагментарный характер  полового просвещения в различных социальных институтах (учебных, медицинских и др.) не имеет того культурного и образовательного эффекта, достигаемого только на государственном уровне. Между тем, социальные изменения, затронувшие разные аспекты человеческого существования, требуют выработки новых моделей и правил поведения. К примеру, разрушение советской  половой морали, в частности, «двойного стандарта» в поведении и мышлении мужчин и женщин в новых экономических и политических условиях их жизни, создает определенные трудности в социализации молодых людей, поскольку традиционные стереотипы и нормы, регулирующие гендерные взаимоотношения в обществе, уже не актуальны, хотя все еще и доминируют, а новые, адекватные социальным изменениям, не выработаны. В этой связи и актуализируется роль института образования, которое не только обеспечивает функцию обучения, но и воспитания.

Однако возникает проблема выбора методологии и методики полового образования подрастающего поколения.  Доминирующий полоролевой подход в отечественной педагогике «морально устарел». И главная претензия к нему заключается в том, что он не отвечает запросам современных женщин и мужчин, т.к. ориентирует на патриархатные правила жизни, но они, во-первых,  уже не только смешны и абсурдны с точки зрения здравого смысла (хотя и очень прочны), но и, во-вторых, препятствуют социально-экономическому и политическому прогрессу, в частности, в условиях приоритетности «глобальных» ценностей. Например, ориентировать девочку только на то, чтобы она, прежде всего, реализовалась как мать, жена и домашняя хозяйка, — это не только жестоко по отношению к ней, поскольку современная жизнь представляет ей множество иных шансов и возможностей для самореализации,  но и экономически не выгодно любому цивилизованному государству, которое нуждается в женском труде в различных отраслях «народного хозяйства».  То же самое можно сказать и о мальчиках – требовать от них быть основными кормильцами и защитниками, зачастую потакая  развитию деструктивных начал в их психике, негативно отражающихся на развитии общества в целом (девиации, конфликты, войны), также бессмысленно,  поскольку современные женщины показали, что они не хуже мужчин способны выполнять их традиционные роли. А это значит, что подрастающие мужчины могут проявлять себя и в тех сферах человеческой жизни, которые им наиболее близки «по духу» и социальным возможностям (например, воспитывать детей, заниматься домашним хозяйством и др.).

Достаточно активны ученые и педагоги-практики в осмыслении модернизации российского образования с позиции компетентностного подхода. Не имея ничего против этого научного направления (более того, признаю его в качестве одного из основных в реализации концепции полового просвещения в школе), все же полагаю, что реформирование образования должно базироваться на нескольких ключевых подходах, отражающих суть новоизменений.

В качестве одного из приоритетных подходов, лежащих в основе модернизации российского образования должен быть и гендерный подход – в обучении и воспитании детей и самих педагогов. К сожалению, отечественные гендерные исследования слабо представлены в разработке модернизации содержания и формы российского образования. Между тем здесь имеется широкое поле и для их творчества. В частности, заявленная в Стратегии модернизации образования «личностная направленность системы общего образования», являясь одним из принципиальных условий для достижения желаемых результатов, не может быть реализована в не контекста гендерной методологии. «Бесполая» отечественная педагогика не способна осуществить переход «на сопоставимую с мировой систему показателей качества и стандартов образования» [4].  Только с учетом гендерного подхода в половом образовании возможно достижение не только главного результата, прописанного в Стратегии модернизации образования Российского Правительства – это «готовность и способность молодых людей, заканчивающих школу, нести личную ответственность как за собственное благополучие, так и благополучие общества», но и обновленной цели образования – формирования «толерантности, терпимости к чужому мнению; умение вести диалог, искать и находить содержательные компромиссы» [4].

Проблема, сложившаяся с половым образованием в современной российской школе, двояка: с одной стороны, его просто нет в системе среднего и профессионального образования, с другой стороны, его нельзя просто реанимировать в том виде, в котором оно существовало в истории России, поскольку изменились все сферы общества, а значит, и содержание, и форма реализации полового образования должны быть новыми, адаптированным к современным условиям российской жизни. Без включения гендерного подхода в образование в целом, и половое образование в частности, этого трудно достичь.  На разных этапах исторического развития изменялись требования к мужчинам и женщинам в обществе, изменялось и их поведение – все это указывает на то, что изменяются и сами модели мужественности и женственности. Значимость тех или иных стереотипов мышления и поведения для мужчин и женщин должна определяться не их возрастом (т.е. чем они дольше существуют, тем истиннее), а возможностью беспрепятственно и безболезненно для личности трансформироваться и позволять ей максимально самовыражаться. Достижение этого под силу гендерному подходу в педагогике через его включение в систему российского образования.

Половое образование подростков – девушек и юношей, является неотъемлемым составляющим социализации молодого поколения, а потому модернизация системы полового образования в школе должна стать органичной составляющей процесса модернизации российского образования в целом.

Литература

  1. Ионин Л.Г. Социология культуры: путь в новое тысячелетие: Учебное пособие. М., 2000. 431 с.
  2. Ковалева Т. М. Компетентностный подход как идея открытого заказа на содержание школьного образования в контексте русской культуры// Интернет-журнал «Эйдос». 2007. 30 сентября.

      3.Сумбетто А.И. Социоморфность системы образования как критериальное основание квалиметрии страновых образовательных систем// Сравнение систем высшего образования         и сравнительная педагогика. М. 1994. 243 с.


+ Добавить сценарий + Добавить игру + Добавить обьявление + Научную статью