+ Добавить новость + Добавить совет + Добавить статью + Вопрос / ответ


Проблемы развития женского образования в России

А.В. Калачев

(Волгоград)

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЖЕНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX вв.

Доступность образования для женщин является одним из показателей культурного состояния общества. Во все времена мыслители искали разрешения так называемого «женского вопроса». В защиту права женщин получать равное с мужчинами образование выступали социалисты-утописты Томас Мор и Томмазо Кампанелла, мыслитель Эразм Роттердамский, педагог Ян Амос Коменский. Хотя и принято считать, что женское образование в России долгое время не имело институциональных форм и было лишь внутрисемейным и домашним делом, можно отметить несколько этапов становления этого феномена, каждый из которых имеет свои характерные особенности:

  • древнерусский период — распространение грамотности среди представительниц княжеских и боярских родов;
  • первая четверть XVIII в. — появление специальных школ для девушек и создание образовательных проектов, где большое внимание уделялось женскому образованию;
  • вторая половина XVIII в. — открытие Смольного института с отделением для девочек недворянского происхождения, допуск представительниц женского пола в начальные школы, открытие частных пансионов для девочек;
  • первая половина XIX в. — создание женских учебных заведений Ведомства императрицы Марии, куда допускались представительницы разных сословий, начало массовой подготовки гувернанток, домашних наставниц.
  • вторая половина XIX — начало XX в. — становление системы женского образования, признание права женщин на получение высшего образования, получение возможности преподавания в школах.

Эпоха великих реформ, начавшихся в 60–70-х гг. XIX в., диктовала необходимость поиска качественно других подходов к вопросу женского образования. Выдающиеся отечественные педагоги способствовали претворению в содержание образования и воспитания основ организации женской школы. В педагогических воззрениях данной эпохи идея общечеловеческого воспитания базировалась на идее своеобразия мужского и женского образования.

Особенный интерес к этой проблеме возник в обществе после выхода статьи Н. И. Пирогова «Вопросы жизни». Автор утверждал, что «не положение женщины в обществе, но воспитание ее, в котором заключается воспитание всего человечества, — вот что требует перемен» [5, с. 71]. Вскоре на смену мысли о специфике женского образования приходит популярная идея равенства полов и применения единых принципов воспитания для мальчиков и девочек.

В 1858 г. известный педагог Н. А. Вышнеградский разработал проект устройства женского образования на новых началах и основал в Петербурге первое в истории России училище «для приходящих девиц», т. е. для тех, кто жил дома и не нуждался в полном пансионе. Его назвали Мариинским по имени императрицы Марии. Это было бессословное училище для детей разных вероисповеданий с такой же, как в мужских гимназиях, программой (исключалось лишь изучение древних языков). Если на момент открытия училища всего 7 % (30 человек) были из мещанок и только одна крестьянка, то по данным на 1908 г. состав учащихся значительно демократизировался: примерно из 45000 учениц 972 девушки были дочерьми купцов, 126 — из духовного звания, 749 — дочери мещан, 710 — крестьян, 215 — иностранные подданные [3, с. 338].

Вскоре по типу этого училища по всей стране начали организоваться женские гимназии. После обучения в них в течение 6–7 лет девушки получали право преподавать в начальной школе. По инициативе Вышнеградского, при Мариинском училище в Петербурге в 1860 г. был открыт педагогический класс, затем преобразованный в педагогические курсы со словесным и физико-математическим отделениями. Это положило начало подготовке в нашей стране учительниц для женских гимназий. «Учреждение женских гимназий, т. е. всесословных и открытых учебных заведений, – по мнению дореволюционного исследователя О. Пиллер, – где могут учиться не только дворянские дети, или дети зажиточных родителей, но и куда всякий бедняк, мастеровой, чернорабочий, даже нищий может посылать свою дочь для восприятия божественной истины имело огромный просвещенческий смысл» [4, с. 15].

Министерство народного просвещения в своих циркулярах, кроме нормативного и регулирующего характера, пыталось осуществить и некоторую демократизацию школ. Так, согласно постановлению Совета министров от 18 ноября 1905 г., право установления распорядка жизни учебного заведения предоставлялось педагогическим советам. Поощрялись и такие новшества, как, например, родительские комитеты. Министерство стремилось помочь женским гимназиям в обеспечении квалифицированными кадрами преподавателей. В этой сфере чиновники поощряли инициативу различных общественных организаций просветительской направленности (например, Общество поощрения женского профессионального образования в Санкт-Петербурге, Общество распространения практических знаний между образованными женщинами в Москве) [6, с. 76-77].

Оценивая развитие женского гимназического образования, В. Я. Стоюнин подчеркивал, что «русская гимназия… явилась как отзыв на крайнюю общественную потребность в повышении уровня женского образования, чем и объясняется быстрое распространение заведений этого рода по всей русской земле» [7, с. 235]. В 1899 г. в России было уже 189 гимназий с почти 67-тысячной армией гимназисток. В 1913 г. число гимназий достигло 825, а училось в них немногим меньше 312 тыс. человек [1, с. 147].

Успешно развивалось и начальное образование девочек. Например, уже в 1882 г. в начальных школах Европейской России обучалось всего 362 тыс. девочек. Определяющую роль в развитии начального образования сыграли земские школы, которые были смешанными по составу учащихся. Многие педагоги рекомендовали в те годы совместное обучение детей как передовую меру в воспитательном отношении. В смешанных школах девочки могли учиться, будучи не старше 12 лет. Это стало одной из причин, по которым, например, в 1890 г. на одну учащуюся девочку в Саратовской губернии приходилось семь мальчиков. Впрочем, такой перекос в составе быстро выравнивался и буквально в считанные годы разрыв сократился до соотношения 1:2,5. На 1 января 1915 г. в Саратовской губернии земских школ со смешанным обучением стало 925 (96,4 %), а школ с раздельным обучением — 33 (3,6 % от всех земских школ) [1, с. 42].

Сложнее проходили процессы демократизации в высшем образовании. В российских университетах женщины все еще оставались на положении вольнослушательниц. Из-за недоступности высшего образования для женщин в России, они стремились учиться в западноевропейских университетах. Например, в 1873 г. в Цюрихском университете обучалось 182 русских студента, а среди них – 104 женщины, т. е. почти 60 % [1, с. 315–316].

В то же время для общества стала уже привычной деятельность женщин на медицинском и педагогическом поприщах, поэтому самые первые высшие женские курсы были сориентированы на подготовку именно этих кадров. В 70-е гг. открылись Высшие женские курсы профессора В. И. Герье в Москве (1872 г.), в Казани (1876) и Киеве (1878). Они имели два отделения с обучением в течение четырех лет. Главным женским вузом России стали Бестужевские курсы, созданные по инициативе профессора К. Н. Бестужева-Рюмина в Петербурге (1878). Их окончили более 2000 слушательниц [3, с. 316–317].

Первой женщиной в России, ставшей студенткой, несмотря на законодательный запрет, стала Наталья Иеронимовна Корсини, в будущем вступившая в революционную организацию «Земля и воля». Она слушала лекции на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета [1, с. 103]. К началу XX в. сфера высшего женского образования заметно расширилась, включив в свою орбиту до 30 высших женских учебных заведений. В 1903 г. в Петербурге открылся Женский педагогический институт.

Решающим событием в истории высшего женского образования в России стала революция 1905–1907 гг., поставившая «женский вопрос» в один ряд с политическими требованиями. В России возникло даже особое движение женщин-активисток со своими организациями — «Союзом равноправия женщин», «Русским женским взаимно-благотворительным обществом», «Женской прогрессивной партией» [1, с. 111].

В 1911 г. российское правительство приняло закон, по которому выпускницы высших курсов получали наравне с мужчинами права, которые давал диплом об окончании высшего учебного заведения. Еще через четыре года в некоторых университетах (Казанском, Саратовском) было разрешено обучение женщин. К 1917 г. число слушательниц, учившихся в общественных и частных женских высших учебных заведениях, достигло 38913. Кроме того, в стране существовало 56 частных учебных заведений со средним общеобразовательным курсом и 40 епархиальных училищ, куда принимали девочек [6, с. 344].

Идея всеобщего равенства, равенства полов и основанная на этой парадигме мысль о едином для всех принципе воспитания стала своего рода знаменем новейшей педагогики предреволюционного времени. Образование для женщин было объявлено средством получения независимости от мужчины во всех сферах жизни. «Слабый пол» начал активно осваивать медицину, профессию телеграфисток и диспетчеров телефонных служб, заполнили бухгалтерии и конторы. Женщины получили возможность преподавать в школах. Число женщин-педагогов в школе дореволюционной Росси было несравненно меньше, чем мужчин, но, постепенно менялось в сторону их увеличения (с 1 % в 1860 г. до 15 % в 1914). Они стали проявлять себя во всех областях общественной жизни.

Таким образом, в результате реформ в области народного просвещения в России женщинам был открыт доступ к начальному и среднему образованию. Начался быстрый подъем женского образования. Причиной тому была целесообразная организация женских учебных заведений, вполне удовлетворяющая желаниям родителей, многочисленность училищ, дававшая полную возможность всем воспитывать и обучать своих детей. Согласно всеобщей переписи населения России 1897 г., в городах доля грамотных женщин составляла в целом 35,6 % (мужчин – более 50 %).

М. Н. Катков, известнейший публицист той эпохи, писал: «Истинно образованная женщина с развитыми умственными интересами, самостоятельной мыслью, способная восполнить мужское дело не в одном только чернорабочем труде, но и в умственном, не может не стать истинным благом той общественной среды, где она появится в значительном числе разнообразных характеров и призваний» [1, с. 107]. Открываемые в массовом порядке начальные и средние учебные заведения России дали возможность тысячам женщин получить полноценное общее и даже профессиональное образование.

Литература:

  1. Иванов А. Е. Студенчество России конца XIX — начала XX века: социально-историческая судьба. М., 1999.
  2. 50 лет очередному Саратовскому губернскому земскому собранию. Народное образование в Саратовской губернии на 1 января 1915 г.: Обзор. Саратов, 1915.
  3. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. XVIII — первая половина XIX в. / Отв. ред. М. Ф. Шабаева. М., 1973.
  4. Пиллер О. Итоги женского образования в России и его задачи. СПб., 1888.
  5. Пирогов Н. И. Избранные педагогические сочинения. М., 1985.
  6. Слепенкова Е. А. Из истории женского среднего образования // Педагогика. № 9. С. 71-77.
  7. Стоюнин В. Я. Избранные педагогические сочинения. М., 1954.

+ Добавить сценарий + Добавить игру + Добавить обьявление + Научную статью