+ Добавить новость + Добавить совет + Добавить статью + Вопрос / ответ


Преодоление гендерного дисбаланса в образовательной среде

Преодоление гендерного дисбаланса в образовательной среде подготовки специалистов для правоохранительных органов.

Н.В.Ходякова

Изменения в современном обществе ввели в научный тезаурус социологическое понятие «гендер», которое дополняет биологический термин «пол» и в некотором роде противостоит ему. Если пол определяется в момент рождения человека и меняется только в единичных случаях, то гендер – это социальная роль, предписанная мужчине или женщине тем или иным государственным устройством, политическими и экономическими установками, этнокультурными традициями, модой и т.п. Гендер – это, по сути, социально-ролевая модель жизнедеятельности мужчины или женщины, отражение характера взаимодействия человека с окружающей его социокультурной средой. В этой модели находят свое воплощение не только актуальные представления о женщине и мужчине, преобладающие в общественном сознании, но и связанные с ними пережитки прошлого, а также некоторые будущие тенденции.

Являясь наиболее подвижной и гибкой подсистемой социокультурной среды, образовательная среда выступает, с одной стороны, ее преемником, с другой стороны, активным преобразователем. Изучая образовательную среду вузов, можно получить более или менее адекватные представления о соотношении социальных ролей мужчины и женщины. Изменяя образовательную среду вузов, можно влиять на формирование взглядов и убеждений молодых людей, их мышление и поведение.

Особую роль в утверждении справедливых гендерных соотношений в обществе могут сыграть образовательные учреждения, относящиеся к так называевым силовым ведомствам, так как в их стенах пристально изучаются границы нормы и допустимые способы регуляции общественных процессов, последовательно реализуется регламент доминирования и подчинения, сознательно утверждаются социально-правовые и этико-правовые основы власти. Однако, нельзя не отметить, что в обсуждаемых образовательных учреждениях имеют место свои специфические гендерные проблемы.

Традиционная организация образовательного процесса в учреждениях высшего профессионального образования МВД характеризуется определенным гендерным дисбалансом в подготовке специалистов для правоохранительных органов. Этот дисбаланс проявляется в следующем.

Во-первых, среди абитуриентов, а затем и среди зачисленных студентов наблюдается количественная диспропорция юношей и девушек с существенным преобладанием юношей. Это связано не только со стереотипными представлениями абитуриентов и их родителей о том, что служба в милиции опасна и тяжела для девушек, но и с убеждением, а точнее сказать, с предубеждением потенциальных работодателей (руководителей районных отделов или управлений внутренних дел), подписывающих направление на учебу абитуриентам. Дело в том, что руководителей правоохранительных органов не очень устраивают выпускницы, попадающие к ним по распределению, а затем отправляющиеся в декретный отпуск или часто пребывающие на больничном по уходу за ребенком. Справедливости ради следует отметить, что сейчас дело с направлением девушек на учебу все-таки обстоит не так плохо, как несколько лет назад, когда девушка-волгоградка вообще не могла ни в одном районе города получить соответствующее направление. К тому же в стране наметилась позитивная тенденция равенства прав мужчин и женщин в оформлении отпуска по уходу за ребенком, которая со временем утвердится и в среде милицейских структур.

Во-вторых, имеют место различия в структуре приоритетных мотивов поступления в ведомственный вуз у юношей и девушек, а также в их поведении в период психологической адаптации к новой для них реальности. Так, для юношей обучение в милицейском вузе чаще всего рассматривается ими как альтернатива службе в армии после окончания школы. Поэтому юноши психологически быстрее адаптируются к трудностям службы в милиции, оказываются заранее готовыми к ряду сопровождающих учебу ограничений их свобод и возрастанию обязанностей (несение службы в нарядах, патрулирование, проживание в общежитии казарменного типа, жизнь в строгом соответствии с распорядком дня, выход в город только после принятия командиром решения об увольнении и др.). Девушки же при поступлении часто руководствуются либо желанием продолжить семейную династию (если родители работают в милиции), либо видят в будущей профессии только романтическую сторону, ориентируясь на популярные книги и фильмы. Большинство девушек, за редким исключением, в первые месяцы обучения переживают психологический стресс, испытывают фрустрацию от расхождения их ожиданий и реальности. Их адаптационный период оказывается более продолжительным.

В-третьих, как показывают многолетние наблюдения и беседы с курсантами, значительно отличаются уровни притязаний юношей и девушек  в сфере личностного и профессионального развития. Курсанты-юноши оказываются более ориентированными на высокие индивидуальные достижения в будущей профессиональной деятельности, в то время, как цели курсантов-девушек чаще всего выглядят скромнее. Девушки почти не строят для себя карьерных планов, т.к. не видят реальных перспектив (крайне мало женщин, являющихся офицерами милиции, назначаются на руководящие должности), ограничиваются в учебно-профессиональной деятельности уровнем функционера-исполнителя. При этом юноши характеризуются в большей степени внутренним локусом контроля (т.е. причину происходящих событий видят прежде всего в себе) по сравнению с девушками, которые не хотят брать на себя ответственность за возникшие проблемы или трудности, перекладывают ее на руководителей или сложившуюся в органах внутренних дел систему работы.

В-четвертых, значительно отличаются уровни реальных достижений юношей и девушек в учебе, научных исследованиях, боевой подготовке, спорте, творческих конкурсах. Если юноши чаще достигают значительных результатов в огневой, тактико-специальной, физической подготовке и спорте, а также в практико-ориентированной учебной деятельности, то девушки самоутверждаются преимущественно в области теоретической профессиональной подготовки, научно-исследовательской работе, досуговой деятельности.

Такой дисбаланс во многом объясняется сложившимися стереотипами в отношении роли женщин и мужчин в государственных силовых структурах, которые затрудняют решение задачи обеспечения равных возможностей  для женщин и мужчин в области их профессионально-личностного развития. Носителем и транслятором стереотипов и традиционных представлений о статусе и роли человека является среда его жизнедеятельности. Адаптируясь к новой для себя среде, личность познает и принимает действующие в ней правила, учится успешно функционировать в этой среде в соответствии с ее требованиями. Как показывают наши исследования, инструментом средового воздействия на личность являются представленные в ней стимулы и содержательно-процессуальные возможности для личностной активности. Таким образом, преодоление гендерных стереотипов в образовательных учреждениях подготовки офицеров милиции необходимо начинать с реконструкции и реорганизации образовательной среды, ее предметно-коммуникативных стимулов и возможностей. Конкретизируем сказанное.

Первым этапом достижения образовательной средой уровня гендерного равенства должен стать мониторинг представлений курсантов (как юношей, так и девушек), а также всех работающих в вузе преподавателей и руководителей строевых подразделений (курсовых офицеров и их заместителей) о роли женщин и мужчин в деятельности органов внутренних дел, задание положительных примеров и образцов. На этом этапе очень важно, чтобы результаты диагностики в объективно-научной интерпретации стали предметом серьезного обсуждения в коллективе, чтобы в образовательной среде задавались содержательные образцы женской успешности: пропагандировались успешные в научно-педагогической деятельности женщины-преподаватели, обсуждались на занятиях профессиональные достижения женщин-офицеров милиции с привлечением материалов средств массовой информации, демонстрировались фильмы о работе женщин-полицейских за рубежом, преподавателями совместно с курсантами создавались собственные информационные продукты (тематические мультимедиа-презентации и видеоролики, публикации) о профессиональных достижениях  женщин-офицеров (в том числе выпускниц данного вуза), работающих в милиции.

Второй этап реорганизации образовательной среды предполагает реализацию педагогами (преподавателями, педагогами-наставниками учебных групп, курсовыми офицерами) в учебной и внеучебной деятельности ситуаций успеха и равных возможностей как для девушек, так и для юношей. Имеется ввиду, прежде всего, подбор вариативных по своему содержанию и характеру видов учебно-профессиональной и досуговой деятельности, вызывающих интерес как юношей, так и девушек, а также применение единых требований и поощрений к курсантам независимо от их пола. Такая работа потребует изменений не только в сознании руководства вуза и его преподавателей, но и организационных преобразований в инфраструктуре: появления новых спортивных секций, научных кружков, клубов. На этом этапе уместно накопление персональных портфолио курсантов, создание и ведение электронной базы данных профессионально-личностных достижений курсантов в течение каждого учебного года.

Третьим этапом должно стать психологическое сопровождение девушек от момента их поступления в вуз до окончания периода адаптации на рабочем месте после окончания образовательного учреждения. Оправданными являются такие формы работы с курсантами-девушками психологической лаборатории вуза, как тренинги (например, «Я — женщина, сотрудник милиции и личность», «Преодоление сопротивления работодателя при приеме на работу», «Утверждение профессионально-личностной позиции в новом коллективе» и другие), поддержка обратной связи с выпускницами посредством вузовского сайта и электронной почты, очное и заочное консультирование в трудных жизненных ситуациях.

Из сказанного следует, что гуманизация и демократизация образовательной среды ведомственного вуза, готовящего специалистов для силовых структур, внедрение представлений о гендерном равенстве в сознание и деятельность специалистов требует больших усилий и дополнительных ресурсов. Это и обеспечение мониторинговой деятельности (опросов, наблюдений, фиксации и обобщения результатов исследований), и создание, а также ведение соответствующих баз данных (содержащих сведения о курсантах и выпускниках), и информационно-поисковая деятельность (поиск позитивных примеров гендерного равенства), и целенаправленная идеологическая работа в коллективе (работа со СМИ, проведение тематических мероприятий и т.п.), и изучение и использование зарубежного опыта реализации справедливой гендерной политики в полицейских подразделениях, и проектная деятельность курсантов и преподавателей, и новые формы организации досуговой деятельности курсантов.

Вряд ли возможно всерьез решить эту проблему в рамках самих вузов или тех ведомств, к которым они относятся. Хотя в каждом образовательном учреждении МВД есть отдел воспитательной работы и отделение психологического обеспечения, которые могли бы возглавить такую работу, их возможностей будет явно недостаточно.   Одним из вариантов преодоления гендерного дисбаланса могла бы стать ежегодная практика конкурсного присуждения отечественных грантов силовым структурам и вузам, готовящим для них специалистов, направленных на финансирование исследовательских и опытно-экспериментальных гендерных проектов.

 


+ Добавить сценарий + Добавить игру + Добавить обьявление + Научную статью