+ Добавить новость + Добавить совет + Добавить статью + Вопрос / ответ


Поиск путей решения проблемы раздельного обучения на территории Среднего Поволжья в первой половине ХХ века

  C 2007 года в России начала действовать  демографическая  программа. Если не использовать при ее реализации систему воспитания и обучения гендерным ролям, то при всей очевидности гуманистической направленности ее досрочная перспектива может не состояться. Сегодня в процессе обучения и воспитания практически не учитываются гендерные поведенческие характеристики, что ставит под вопрос саму идею личностно-ориентированного обучения.

      В настоящее время проблема гендерного обучения и воспитания исследуется в работах  Г.А. Бельской, Т.В. Бендаса, О.С. Богдановой,   А. Войтюк, О.А.Ворониной,  В.Д. Еремеевой, И.В. Жеребкиной, В.Е. Кагана,   И.С. Клециной, И.С. Кона, А.В. Мудрика, И.А. Столярчук, Ю.А. Тыменевой, Л.В.Штылевой, Б.И. Хасан и др. с различных сторон ( в валеологических аспектах, в плане подготовки школьников к  семейной жизни, в связи с половым воспитанием, с определением  полоролевой  социализации ).

      Несмотря на проведенные исследования, в проблеме  дифференциации образования по признаку пола остается много неизученного. В частности, «совместное обучение вводилось во всех учебных заведениях страны» [Народное образование СССР. 1917- 1973 г.г: 45].

1) постановлением Наркомпроса от 31 мая 1918 года, и сегодня этот принцип устройства отечественной школы практически повсеместен, но были и периоды возврата к раздельному обучению (1943-1954 гг). Практически нет данных о сравнении области качества знаний, воспитания, методов преподавания, вариативности образовательных программ, о подготовке педагогических кадров в плане изучения личностного развития школьников с учетом их индивидуальности в эти периоды становления государственной системы образования.

   Такая ситуация привела к тому, что все менее четко видны черты, различающие мальчиков и девочек, что противоречит формировавшимся в течение веков традициям половой дифференциации в жизнедеятельности людей. В связи с этим важным нам кажется исторический период конца XIX – середины XX века, когда и осуществляется  переход от традиционного для российского общества учебно-воспитательного процесса на основе гендерного подхода, к  несвойственному ему – совместному.

         Понятие «гендер» ввел в гуманитарные науки Роберт Столлер в 1968 году. Можно выделить несколько подходов к определению этого понятия [Рожкова 2006:52].

   1.Гендер как социальная конструкция (набор социальных ролей). Этот подход наиболее приемлем для гендерных исследований в педагогике, так как в большей степени дает возможность раскрыть и объяснить механизмы педагогического процесса.

   2.Гендер как процесс.

   3.Гендер как базовая личностная идентификация (это особая категория, которая и определяет социальные роли).

   4.Гендер как стратификационная категория (это категория, определяющая иерархию социальных отношений в обществе).

   5.Гендер как дифференцирующая категория (гендер – это дифференцирующая система, которая скорее приписывает идеальные свойства, а не определяет индивидуальное поведение).

   6.Гендер как мыслительный конструкт, как научная   дефиница.

   7.Гендер как категория взаимодействия.

   8.Гендер как культурная категория.

        Наша молодежь естественно склоняется к совместному обучению: для общения с противоположным полом. Но она также стремится к однополым группировкам и раздельному обучению, позволяя всем нам взглянуть на раздельное обучение как на одну из возможностей совершенствования системы образования [Michael Gurian 2004:201].

 Т. Ю. Абаева делает вывод, что «разумная дифференциация по признаку пола обусловлена объективно существующими различиями в самой природе мальчиков и девочек» [ Абаева 1970:26].

   Можно сформулировать ряд основополагающих принципов для созданий оснсвы новой гендерной модели образовательно-воспитательной системы:

Демократичность.

 При гендерном подходе в обучении мальчики и девочки имеют равные права на получение знаний и участие в общественной жизни школы; они не противопоставляются друг другу, а взаимодействуют на основе партнерских отношений.

Природосообразность.

 Признание личностного равноправия мальчиков и девочек не означает отрицания биологических и физиологических особенностей и различий в их жизнедеятельности. Признание этих различий требует различных форм, методов и средств обучения для наиболее полной реализации способностей учащихся как представителей своего пола в учебной и во вне учебной деятельности.

Соответствие требованиям времени.

При гендерном подходе к обучению особенно актуальным является единство действий учителя и родителей ребенка. Данное положение требует взаимодействия с семьями учащихся для согласования целей, задач воспитания и обучения на основе единства действий, требований и уважения ребёнка как представителя своего пола, как личности, соблюдения его прав, как человека (Международная конвенция Прав ребенка) [Сабиров 2002:796].

     Без анализа развития, результативности гендерного образования и воспитания в прошлом невозможно сегодня выстроить полноценную систему данного направления.

    На примере Пензенской, Самарской, Симбирской губерний, которые составляли Средневолжский регион Российского государства, можно, опираясь на материалы местных архивов (ГАПО, ГАСО, ГАУО) сделать возможным сопоставление правительственного курса в области развития совместного и раздельного образования и реального состояния дел на местах.

     В 90-х годах  ХIX  века школы  Средневолжской губернии были земскими, министерскими, ведомственными, городскими, уездными, частными, обучение в которых было раздельным.

      Принятый в 1864 году «Устав гимназий и прогимназий» утвердил в России два типа гимназий – классическую и реальную. Мужские гимназии пользовались большим авторитетом среди жителей губерний, поэтому с 70-х годов при них стали открываться параллельные классы. В Самарской губернии в 1864 году было 137 учеников, а в 1871 году уже 424 [Сабиров 2002:79], в Симбирской  в 1871 году — 368 человек, а в 1885 году – 429 человек [Безпш 1888:296], в Пензенской в 1866 году – 311 человек, а через 15 лет – 533 человека [ГАПО. – Ф.5. – Оп.1. – Д. 5513. – Л.43].

.

       Актуальной в пореформенные годы стала проблема организации женского образования. В 1870 году было утверждено новое  «Положение о женских гимназиях и прогимназиях», которое установило доступность и присвоение ученицам прав заниматься педагогической деятельностью.

      Начальное звено женского светского образования Средневолжских губерний было представлено сельскими женскими училищами, училищами для обоего пола, городскими женскими училищами. Среднее женское образование было представлено государственными женскими гимназиями и частными пансионами. Женские гимназии занимали треть всех учебных заведений. Это говорит о том, что российская педагогическая общественность придавала очень большое значение женскому образованию, считая его одним из важнейших способов укрепления семьи и воспитания подрастающего поколения.

    Раздельное обучение мальчиков и девочек было введено в России в дворянских лицеях, пансионах и военных училищах.

     В основе  системы мужского и женского образования находился принцип естественного разделения полов по характеру их роли в обществе, в связи с этим программы мужских и женских гимназий отличались. Так, например , в приготовительном отделении частной женской гимназии  Жанетты Кондратьевой  г. Пензы  изучали Закон Божий, русский язык, арифметику, чистописание, рисование, французский язык рукоделие, музыку, танцы [ГАПО. – Ф.5. – Оп.1. – Д. 5513. – Л. 43].

     В мужских гимназиях последних трех предметов из этого списка не было. Одной из главных задач воспитательного процесса была подготовка девочек к семейной жизни, к осознанию матери роли матери и жены. В результате общество имело хороших матерей, жен, хранительниц семейного очага, которые прекрасно справлялись со своими обязанностями.

 В учебном плане женских гимназий отсутствовали древние языки – латинский и греческий, а также логика. Менее насыщенной была программа по математике: отсутствовала тригонометрия, а алгебра и геометрия преподавались в более кратком виде. И в мужской, и в женской гимназиях в тот период огромное внимание уделялось религиозно-нравственному воспитанию. В развитии религиозных чувств, нравственности, верноподданнических настроений, любви к отчизне определялась главная цель воспитательной работы педагогов и классных наставников, а в женских гимназиях – классных дам.

     В начале ХХ века в России значительно усиливается движение за совместное обучение. В раздельном обучении видели только способ дискриминации женщины. К концу второго десятилетия XX века насчитывалось примерно 150 совместных школ. За каждой из школ осуществлялось пристальное научное психолого-педагогическое наблюдение, результаты наблюдений докладывались и обобщались на педагогических съездах, к преподаванию в таких школах отбирались высококлассные специалисты. Был вынесен научный «приговор»: совместная  школа не может и не должна стать массовым педагогическим явлением, так как в этом случае она может принести обществу больше вреда, чем пользы, вследствие того, что восприниматься и перениматься мальчиками и девочками могут не одни только положительные стороны характера и привычки, но и весьма нежелательные – тогда возможны будут огрубленные девочки под влиянием мальчиков и, наоборот, возникнет феминизация последних. Если не продумать решительные педагогические меры по предупреждению негативных последствий, то, по мнению ученых того времени (Н.Е.Румянцева, А.К.Янсона и др.), школы совместного обучения способны принести больше времени, чем пользы для общества. Но  после Октябрьской революции в советской школе утвердили совместное обучение, которое стало не только средством равноправия, но и средством  преодоления замкнутости между социальными группами.

       При этом, естественно, игнорировались различия между мальчиками и девочками, был взят курс на усредненного школьника [Шеймарданов 2003:31].

На территории Среднего Поволжья резкий переход к образованию, которое «устранит существовавшее до революции неравноправие мужчин и женщин» [Пыжиков 2004:78], было болезненным и неоднозначным.

                Для нашей страны на переломном этапе её истории указанные идеи приобретают особенно актуальное звучание. Без глубокого осознания этого трудно рассчитывать на коренные преобразования в российском обществе.

 


+ Добавить сценарий + Добавить игру + Добавить обьявление + Научную статью