+ Добавить новость + Добавить совет + Добавить статью + Вопрос / ответ


Подумайте о зарубежном образовании

odrazovanieСостоятельные господа со всего света частенько отправляют своих чад в дорогущие зарубежные школы. А родители скромного достатка редко догадываются, что их ребенок может бесплатно учиться в самых разных странах. Например, в США много лет действует программа FLEX (т. е. Future Leaders Exchange – «Обмен лидерами будущего»), по которой иностранные дети целый год обучаются в обычной американской школе, проживая в средней американской семье.

Финансируется программа, включая перелеты в Америку и обратно, Госдепартаментом США. Принимаются и наши ученики, 8‑, 9– и 10‑классники. Берут, конечно, не всех подряд, а тех, кто прилично владеет английским языком. Учиться‑то предстоит в школе, где английский – родной для большинства учителей и учеников. Поэтому в США отправляются только ребята, победившие в конкурсе, состоящем из трех этапов.

I этап проводится в одну из суббот сентября и представляет собой 15‑минутный письменный тест на знание English; здесь отсеиваются дети, которые с языком не дружат.

В воскресенье II этап: расширенный письменный тест и написание сочинения. На III этапе психологи устанавливают годность ребенка к пребыванию вдали от родителей и привычной обстановки: дети заполняют анкету, снова пишут сочинение и отвечают на вопросы.

В России конкурс проводится в крупных городах. Все подробности о поступлении, получении визы, вылете, проживании в США доступны на сайте программы, а по телефону московского офиса FLEX вас проконсультирует русскоязычный сотрудник.

Вообще‑то среднее образование в Америке не ахти какое, в классах царит свобода типа «чему хочу, тому и учусь». Российские школы до сих пор, несмотря на все перестроечные пертурбации, гораздо сильнее, хотя и тут вовсю работает занесенная из‑за океана коррозия.

Известный московский иллюзионист Евгений Карелин – вроде совсем далекий от сферы образования человек – признается: «Удивить людей с каждым днем становится все легче. Есть, конечно, такие, кто не удивится, даже если я исчезну у них на глазах, но таких все меньше. Думаю, это связано с… реформой системы образования. Предметов в школах все меньше».

Образно говоря, мы еще не выучили толком английского, но все хуже знаем русский. Родной язык! Правда, до американской средней школы нам, к счастью, еще далеко. Александр Матлин, проживающий в Нью‑Йорке, остроумно описал эту разницу в рассказике «О вредности устного счета». Итак, в начале 1970‑х из СССР в Лос‑Анджелес перебирается Марина и тут же находит работу: моет витрины и полы в магазинчике почти без покупателей. А что еще делать без знания языка? В магазинчике Марина и ее хозяйка испытывают взаимный шок: Марина впервые в жизни видит калькулятор, а ее хозяйка впервые в жизни узнает, что можно обходиться вообще без калькулятора, совершая простейшие вычисления в уме.

– У меня в 4‑м классе были уроки устного счета, – объясняет Марина. – А разве вас в школе не учили считать?

– В школе у меня был выбор: арифметика или сексуальное образование, – припоминает хозяйка. – Я выбрала второе.

В итоге Марина становится профессором математики в престижном колледже, а хозяйка магазинчика прикрывает свою прогоревшую лавочку.

И все‑таки, несмотря на слабость школьного образования в США, во время обучения там ваш ребенок побывает в нескольких штатах, приобретет кучу друзей и вернется на родину со свободным английским: такой язык американцы называют fluent, т. е. беглый, гладкий. А это уже фора на всю жизнь. Вот в этой‑то связи мы и расскажем историю, которая проливает свет на тему слабой и сильной школы.

Одна девочка, назовем ее Светой (мы упоминали ее в конце предыдущей главы), училась в самой обычной школе рядом с домом. Когда Света пошла в 4‑й класс, семья переехала, в новой школе, с физико‑математическим уклоном, иностранный язык изучался аж с 1‑го класса. Семью накрыла легкая паника: примут ли туда девочку, если она в английском ни бум‑бум?

За дело взялся папа. Сам он английским владел кое‑как, но отыскал приличное пособие для учителей английского языка – «Happy English». Папа объявил, что отныне (а стоял уже февраль) ежедневно после школы он будет заниматься с дочкой английским, и предупредил, что он не учитель, а всего лишь приложение к учебнику.

И они помчались!

Занятия продолжались ровно полгода: подчеркнем – ежедневно. Но никто не ленился, ни Света, ни папа. И вот в конце августа девочку повели на собеседование в «навороченную» школу. Директор лично «пособеседовала» ребенка, после чего уверенно сказала:

– Света полностью готова к 5‑му классу, ждем вас 1 сентября.

Английский стал у девочки любимым предметом, она получала по нему сплошные пятерки. В 10‑м классе она с блеском прошла вышеописанный каскад тестов по программе FLEX и на летних каникулах улетела в США. Что было дальше?

Девочка поступила в докторантуру самого престижного факультета Гарвардского университета – лучшего в мире, судя по всевозможным рейтингам.

Вообще‑то учеба в Гарварде платная и отнюдь не дешевая, однако наша героиня еще в колледже училась с таким блеском, что выиграла двухлетнюю стипендию. Отныне уже не студентка должна была платить, а ей платили.

Но и этого ей показалось мало. Спустя два года она победила в конкурсе на трехлетнюю стипендию Оксфордского университета. Как вы знаете, он расположен в Великобритании и по уровню не отстает от Гарварда.

Впрочем, спустя 3 года девушка вернется доучиваться именно туда, в Бостон: «Все‑таки докторский диплом на стене моего кабинета должен быть из Гарварда!»

Не правда ли, терпение да труд все перетрут? Возникает, однако, вопрос: если школы в США слабенькие, отчего ж вузы там сильненькие?

Не претендуя на истину в последней инстанции, скажем так. Поднебесные стандарты жизни, легкость трудоустройства (даже в условиях кризиса) и простота ведения малого бизнеса в США позволяют достойно существовать людям с одной лишь средней школой за плечами. Поэтому в университеты рвутся лишь ребята с очень мощной мотивацией к учебе; рвутся не за «корочками», а за знаниями, открытиями, премиями, степенями.

Происходит естественный отбор: в высшую школу Америки приходят лучшие из лучших. Соответственно, и обучают их избранные – лучшие преподаватели, ведущие популяризаторы науки.

Неудивительно, что в таком интеллектуальном бульоне вырастают подлинные исследователи, а не фальшивые выпускники, которые сдавали экзамены и зачеты за взятки.

Вот пример рядовой американской семьи, которая предложила программе FLEX на год приютить нашу Свету. Сразу оговоримся, что никаких денег семье за это не полагается, от FLEX ежемесячно поступали только $120 на карманные расходы девочки (для США это сущие копейки). А проживание, питание и прочее – целиком за счет добровольцев. Хозяйка семьи, назовем ее Гейл, не окончив школы, в 17 лет сбежала из дому со своим возлюбленным и вскоре родила ребенка. Впрочем, первая любовь, как водится, оказалась нестойкой, и юная мама какое‑то время в одиночку воспитывала дитя. А затем вышла за пожарного (тоже, как вы понимаете, без университетского диплома), в браке с которым родила еще двоих детей и счастливо живет по сей день.

За проведенный в Америке школьный год Света крепко подружилась и с самой Гейл, и с ее детьми. Неужели, спросите вы, вся семья живет на одну зарплату пожарного? Да, какое‑то время так и было. Но Гейл оказалась деятельной натурой и на пару с подругой открыла мастерскую – внимание! – по герметизации, грунтовке и покраске автомобильных и тракторных кузовов. Большой прибыли это «неженское» дело не приносит, но все же пополняет семейный бюджет. В любом случае семья Гейл не бедствует, иначе программа FLEX не разрешила бы взять на содержание гостью из России.

Двухэтажный дом Гейл с рекреационным залом – полная чаша. В гараже – два автомобиля. Семейство много путешествует, а уж рождественскую неделю непременно проводит в Калифорнии. С ее бешеными ценами. На берегу океана.

Вот такой средний класс без высшего образования…

Александр Черницкий, Виктор Бирюков
Как учиться легко. Советы родителям детей от 7 до 10 лет


+ Добавить сценарий + Добавить игру + Добавить обьявление + Научную статью