+ Добавить новость + Добавить совет + Добавить статью + Вопрос / ответ


Особенности эксперимента в гендерном исследовании подростка

Пол человека выступает как биологическая данность, которая разделяет всех людей в свете телесных, репродуктивных, поведенческих и социальных признаков на мужчин и женщин.  К двум годам ребёнок уже знает мальчик он или девочка, хотя имеет пока достаточно смутное представление о различиях, а к 5-6 годам осознаёт необратимость своей половой принадлежности.

Половая идентичность – это результат сложного биосоциального процесса, в котором «роль биологических процессов состоит в согласовании между собой хромосомного, гормонального, морфологического и социального факторов, в совокупности определяющих нормальное развитие чувства половой идентичности (Дж. Баттервот, М. Харрис, 2000: 304).

Ряд исследователей разводят понятия половой и гендерной идентичности.  Пол определяют непосредственно из биологических различий, «гендер же в свою очередь указывает на то, как мы представляем свой биологический пол в социальном пространстве» (А.А. Чекалина, 2006: 19). Становление гендерной идентичности, начиная с рождения, с момента отношения родителей к ребенку как к мальчику или девочке, продолжается на протяжении жизни человека. Насколько мы ощущаем себя женственными и мужественными: оцениваем своё тело как соответствующее тому или иному полу, ведём себя  и поступаем в соответствии с тем, как представляем себе человека своего пола с его ролями, статусами, ценностями, стереотипами выделяют четыре типа гендерной идентичности по показателям маскулинности и фемининности: маскулинный, фемининный, андрогинный и недифференцированный.

Исследования по возрастной динамике половой идентификации фиксируют наличие двух кризисов в её развитии: первый приходится на 3-5 лет, второй – на подростковый период (Каган, 1990; Н.Л. Белопольская, 2007). Подходя к  рубежу 11-12 лет, ребёнок соотносит своё поведение со сложившимся у него представлением об отличительных особенностях представителей своего и противоположного пола, примеривая различные половые роли, манеры, поведенческие стереотипы. В этот период расширяется диапазон  значимых объектов идентификации: наряду с главными родителями, важное значение приобретают «значимые другие», группы сверстников, «герои» из литературных произведений, средств массовой информации. Отрочество определяют как один из важнейших возрастных этапов формирования половой и гентерной идентичности, когда «углублению осознания собственного пола в той или иной степени способствуют и биологические, и культурные, и социальные процессы» (Дж. Баттервот, М. Харрис, 2000: 304). С одной стороны выработка организмом половых гормонов приводит к изменениям в функционировании организма (появление вторичных половых признаков, интенсивный рост, эротические переживания), а  с другой стороны скачок в развитии самосознания дают возможность подростку подтвердить, укрепить, либо по каким-то параметрам пересмотреть свою маскулинность и фемининность.

Согласно Л.С. Выготскому переходный возраст включает в себя два ряда процессов. Натуральный ряд составляют процессы биологического созревания организма, включая половое созревание, социальный ряд – процессы обучения, воспитания, социализации в широком смысле слова. И процессы эти всегда взаимосвязаны, но не синхронны. «Так называемого среднестатистического подростка реально не существует. Больше того, разговоры о подростке без учёта того, мальчик он или девочка, беспредметны» (Д.И. Фельдштейн, 1999: 258).

Психическое и физическое развитие каждого ребёнка имеет индивидуальные особенности, зависящие от пола, собственной гармоничной или дисгармоничной истории развития, темпа полового созревания, срока начала пубертата, воспитания, социальной ситуации развития.

 Путь девочки к обретению её женственности начинается с формирования ядра половой идентичности. Ранние идентификации с матерью, формирование образа тела, дают первичное ощущение принадлежности к женскому полу.  Дальнейшие триадные отношения между девочкой, матерью и отцом помогают укрепить и расширить половую идентификацию.  В течение латентного, а затем подросткового периода девочка должна  переработать и преодолеть конфликты более ранних стадий развития и осуществить выбор новых объектов идентификации (пересмотреть образ матери и найти новые объекты для идентификации). Происходящие телесные и гормональные изменения  требуют пересмотра восприятия своего тела, и, в конечном счете, принятия своего взрослого тела, своей женственности.

Для мальчика формирование ядра половой идентичности определяется «половой принадлежностью от рождения, родительскими фантазиями и родительскими половыми гармонами. Далее, мальчик должен определить свой телесный образ, который включает обнаружение им его пениса» (Ф. Тайсон, Р. Тайсон, 1998: 374).  Дальнейшее обоснование мужественности мальчика во многом зависит от того, как пройдёт процесс разотождествления с матерью и идентификации с отцом. В подростковом же возрасте   всплывают конфликты более ранних стадий развития и мальчику необходимо справится с ранними женскими идентификациями и упрочить своё чувство мужественности.

Наряду с тем, что скорость развития мальчиков и девочек различна, существуют значительные индивидуальные отличия по скорости развития представителей одного пола, причем диапазон вариаций достаточно широк. В то время как один ребёнок выглядит уже почти как взрослый и решает задачи связанные с принятием своего нового тела, нового статуса, другой в том же возрасте ещё только думает и ожидает предстоящие перемены, наблюдая и общаясь со своими изменившимися ровесниками.  К тому же  «такие значительные различия существуют и в психическом развитии, в интересах, в умственной зрелости, уровне самостоятельности детей, причём различия эти не исключение, а правило» (Д.И. Фельдштейн, 1999: 256).

Следовательно,  гендерное исследование подростков имеет свои специфические особенности:

 Во-первых, не представляется возможным измерить и описать гендерные различия подростка без учёта факторов соотношения пола (процесс формирования гендерной идентичности у девочек и мальчиков осуществляется по-разному) и возраста (границы подросткового возраста достаточно широки: с 10-11 лет вплоть до 16 лет), наряду с этим в этот возрастной диапазон каждый подросток вписывается по-разному (разные сроки наступления пубертата и  также различна скорость развития каждого отдельного подростка). Таким образом, в одном и том же возрасте подростки могут находиться на разных этапах формирования своей гендерной идентичности. И, следовательно,  гендерные различия в этом возрастном периоде необходимо изучать не как некий конечный отличительный факт и результат, а как процесс.

Во-вторых, анализ процесса формирования, изучение структуры гендерной идентичности, на определённом этапе, возможно проследить, с помощью наблюдения за одними и теми же подростками на протяжении времени, то есть с помощью лонгитюдного метода, избегая при этом срезовых методов, принимая во внимание ту интенсивную динамику изменений, происходящих в этом возрастном периоде. Тогда встаёт вопрос о количестве необходимых измерений в течение всего периода исследования. Собственное исследование мы проводили один раз в год, что наш взгляд оказалось недостаточным. Например, используемая нами методика «Рисунок человека» двенадцатилетними подростками была выполнена при активном использовании цвета, а уже через год, то есть в тринадцать лет большинство рисунков были ахроматичны.

В-третьих, в данный возрастной период подтверждение и глубокое осознание соей половой принадлежности происходит под влиянием и в результате взаимодействия целого ряда структурных элементов сложной системы, куда включены и биологические, и социальные и культурные аспекты. В ряде случаев нарушения этой системы, например при синдроме Шершевского-Тернера, когда происходит дисгенезия на уровне компонентов ответственных за формирование биологического пола. У таких больных, выглядящих и воспитывающихся как принадлежащих к женскому полу, отсутствует пубертатный пол и возможность деторождения.  При этом данная категория подростков включена в социальный контекст, имеет возможность общаться, наблюдать за происходящими изменениями у других подростков, используя их в качестве образцов для идентификации. Включение данной группы в исследование даёт возможность  проследить особенности формирования половой и гендерной идентичности при аномалиях полового развития, а так же дает понимание места и влияния отдельных компонентов, составляющих биологический пол на общий процесс становления гендерной идентичности.

И, наконец, важной составляющей формирования идентичности являются объекты идентификации. Наряду с тем, что в подростковом возрасте происходит расширение сети объектов идентификации, особую роль и значение продолжают играть родительские фигуры, которые в свою очередь выступают не только как непосредственные объекты, а как образы, сложившиеся на более ранних стадиях развития. И изучение внутреннего отношения Я и сложившихся образов матери и отца является важной составляющей на пути понимания процесса формирования половой и гендерной идентичности.

В соответствии с выделенными принципами приводим фрагмент исследования (Харламенкова Н.Е., Стоделова Т.С., 2002), где в качестве методов использовались 16-факторный опросник Кеттелла  и тест «Рисунок человека».

Выборка: девочки 13-14 лет, в основном с нормальным половым развитием и, частично, с функциональными задержками полового развития (n=29), мальчики 13-14 лет с нормальным половым развитием, с функциональными задержками полового развития и опережением развития (n=20), девочки с задержками полового развития, вызванными хромосомным дефектом (синдром Тернера) (n=13). Для последней группы испытуемых — девочек с синдромом Тернера (типичная форма дисгенезии гонад) характерны: первичная аменорея, низкий рост и наличие соматических аномалий, отсутствие развития вторичных половых признаков, индифферентное развитие половых органов, отсутствие гонад, нарушение набора хромосом (Ю.А. Гуркин,2000:139).

В результате кластеризации вся выборка была разделена на  4 подгруппы. В первую группу вошли подростки, половое и соматическое развитие которых соответствует критериям нормы. Для них была характерна крайняя феминизация женской фигуры.

Большинство подростков из второй группы испытуемых это девочки с синдромом Тернера. Из этого следует, что характерное сочетание M и F признаков  в этой группе можно трактовать как типичный для девочек с генетическими и функциональными аномалиями способ репрезентации себя. В Я-репрезентациях этой группы обнаружена слабая дифференциация M и F признаков.

В третьей группе – женская фигура имеет ярко выраженные половые различия и содержит признаки противоположного пола.

Четвёртая группа приписывает женщине в равной степени и маскулинные и фемининные признаки.

Полученные нами данные были сопоставлены с показателями адаптации подростков. Для этого был использован 16-факторный опросник Кеттелла, в частности факторы L, O, Q4, которые описывают эмоциональные переживания отрицательного характера, и факторы C и Q3, отражающие особенности контроля над эмоциями и поведением.

Оказалось, что наиболее адаптированными являются 1 и 3 группы девочек со средним уровнем негативных переживаний и средним (с тенденцией к высокому) контролем поведения. Это подростки, у которых образ себя как девочки включает и акцентуированные фемининные черты, и менее выраженные маскулинные признаки. В этих двух группах наблюдаются тенденции дифференциации и интеграции M и F признаков.

Наименее адаптированы 2 и 4 группы девочек, у которых отмечается либо неустойчивый эмоциональный контроль (высокий сменяет низкий и наоборот), либо очень высокий эмоциональный контроль. Это группы, в которые попало большинство девочек с генетическими аномалиями развития и часть группы нормы. Характерной особенностью этих девочек является недифференцированность M и F признаков.

Из четырёх групп мальчиков, выделенных кластерным анализом, две (1 и 3), являются наиболее адаптированными по сравнению с остальными двумя группами (2 и 4). Для адаптированных подростков характерно наделение мужской фигуры только маскулинными признаками (3 группа), либо хорошо дифференцированными маскулинными и фемининными признаками (1группа).

В группах неадаптированных мальчиков (2 и 4) снижены показатели маскулинности, наблюдается слабая дифференциация маскулинных и фемининных признаков. В эту группу вошли мальчики либо с задержками полового развития, либо с опережением полового развития.

Таким образом, на подростковой стадии развития (по сравнению с предподрастковым периодом, на котором как нам представляется, находятся подростки с задержками полового развития) будут явно заметны процессы дифференциации маскулинных и фемининных признаков в Я-репрезентациях.

Линия нормального развития девочки в период полового созревания представлена тремя фазами: первая фаза – недеференцированность в Я-образе M и F признаков, вторая фаза – гипердифференциация M и F признаков, третья фаза – интеграция M и F признаков в Я-репрезентациях. Отклонения в развитии связаны с недефференцированностью  M и F признаков.

Так же как и в группе девочек у мальчиков наблюдается контрастность M и F признаков в представлениях о себе. Однако это правило нарушается при задержках полового  и психического развития. Адаптивный путь развития мальчика, в отличие от девочки, определяется гипермаскулинизацией, что ярко представлено в 3 группе. Таким образом, линия нормального развития мальчика  в период полового созревания так же представлена тремя фазами, но больше растянута во времени и длится вплоть до юности: первая фаза – недеференцированность M и F признаков в Образе Я, вторая фаза – дифференциация M и F признаков, третья фаза – маскулинизация в Я-репрезентациях.

При задержках полового развития дифференциация маскулинных и фемининных признаков отсутствует.

Психическое развитие подростка определяется  множеством факторов, таких как  интенсивность соматического и полового развития, установление новых межличностных контактов со своими сверстниками и родителями, пересмотр представлений о себе и о человеке противоположного пола.  Более детальное изложение, и в частности, не упомянутый в этом фрагменте анализ изменения представлений о человеке противоположного пола, как необходимой составляющей формирования половой и гендерной идентичности, представлен в полной версии статьи (Н. Е. Харламенкова, Т.С. Стоделова, 2002). В настоящее время нами проводится исследование по изучению структуры образов родителей у подростков с разным пубертатным развитием.

Литература:

  1. Баттервот Дж., Харрис М. Принципы психологии развития. М., Когито-Центр. 2000.
  2. Белопольская Н.Л., Иванова С.Р, Свистунова Е.В., Шафирова Е. М. Самосознание проблемных подростков. М: Институт психологии РАН, 2007.
  3. Гуркин Ю.А. Гинекология подростков. Спб., Фолиант.2000.
  4. Исаев Д.Н. Психосоматическая медицина детского возраста. Спб., 1996.
  5. Тайсон Р., Тайсон. Психоаналитические теории развития. Екатеринбург, 1998.
  6. Фельдштейн Д.И. Психология взросления:структурно-содержательные характеристики процесса развития личности: Избранные труды. М., Флинта, 1999.
  7. Харламенкова Н.Е., Стоделова Т.С. Дифференциация и интеграция маскулинности и фемининности в образе Я подростка. Психоаналитический вестник. Вып.10. М: Гуманитарий, 2002.
  8. ЧекалинаА.А. Гендерная психология. М.: Ось-89. 2006.

+ Добавить сценарий + Добавить игру + Добавить обьявление + Научную статью