+ Добавить новость + Добавить совет + Добавить статью + Вопрос / ответ


Гендерная инверсия как фактор дестабилизации супружеских отношений

В современном обществе при существующих экономических, политических и социо — культурных условиях его развития отмечается трансформация института семьи, брачно-семейных и детско-родительских отношений. Одним из ярких проявлений подобной трансформации является изменение супружеских отношений, которые в настоящее время становятся все более конфликтными, дисгармоничными, что существенно отражается на стабильности семьи, ее структуре и функционировании.

Результаты анализа обращений супружеских пар за психологической помощью, а также результаты психологических и социологических исследований показывают, что наиболее распространенными причинами возникновения, развития и усугубления конфликтов между супругами являются:

  1. трудности в распределении супружеских ролей и семейных обязанностей;
  2. различия во взглядах на семейную жизнь;
  3. трудности общения, связанные с распределением власти в семье, с влиянием в супружеских отношениях;
  4. частичное удовлетворение или полное неудовлетворение базовых потребностей членов семьи.

Среди множества причин, влияющих на дестабилизацию отношений между мужчиной и женщиной, в настоящее время все большее значение приобретает возникающее или имеющееся в общении и взаимодействии супругов несоответствие гендерной роли одного из них представлениям и ожиданиям другого, приводящее к развитию гендерного ролевого (межличностного) конфликта.

Гендерный конфликт, по мнению Л.Г. Степановой, вызван противоречием между нормативными представлениями о чертах личности и особенностях поведения мужчин и женщин и невозможностью или нежеланием личности соответствовать этим представлениям – требованиям (Степанова Л.Г.: 2007, 51-52).

В обществе как на высших уровнях культуры в рамках религиозных и философских систем, так и в повседневном обыденном сознании существуют исторически сформировавшиеся ценности и представления, и связанные с ними гендерные стереотипы и социальные установки относительно различий мужчин и женщин друг от друга по социальным, физическим и психическим качествам.

Несмотря на то, что соционормативные гендерные представления являются достаточно ригидными, в современном обществе происходит ломка традиционных культурных стереотипов мужского и женского поведения.

Анализ имеющихся результатов исследований маскулинности/ фемининности, а также процессов социокультурной трансформации, происходящих на протяжении последних десятилетий, позволяют говорить о новом явлении в гендерной социализации – гендерной инверсии (Абраменкова В.В.: 2003).

Термин «инверсия» происходит от латинского слова inversio — переворачивание, перестановка. По нашему мнению, гендерная инверсия представляет собой социально – психологический процесс формирования гендерной роли, выражающийся в усвоении мужчиной/женщиной прямо противоположных для них моделей (норм) феминности/маскулинности; а также — это доминирование, превалирование в «наборе» мужских характеристик феминных черт и наоборот, определяющее особенности мышления, эмоционального реагирования и поведения человека.

Гендерная инверсия является одной из причин ухудшения отношений между супругами в современной семье. Возникающий гендерный межличностный конфликт выражается не только в специфике взаимодействия мужчины и женщины по поводу распределения ролей в семье относительно выполнения бытовых обязанностей, ведения хозяйства, воспитания и развития детей. Гендерный конфликт, обусловленный гендерной инверсией, проявляется и на более глубинных уровнях взаимоотношений мужчин и женщин, и прежде всего на духовном, эмоциональном, когнитивном, поведенческом.

Схематично действие гендерной инверсии в современной семье можно представить в психологическом аспекте как взаимодействие не мужчины и женщины, а двух «женщин» («мужчин»), где один из супружеской диады имеет нормативный тип гендерной роли, соответствующий его полу, а другой – инверсионный. Гендерный ролевой конфликт возникает тогда, когда один из супругов имеет традиционные установки и представления о маскулинных/феминных качествах и достаточно четко осознает несоответствие у супруга(и) реального социально — психологического гендерного профиля предписываемому обществом его полу. В супружеской диаде при гендерной инверсии взаимодополняемость в отношениях мужчины и женщины сменяется на отчужденность, дистанцированность их друг от друга.

Ярким примером феномена гендерной инверсии является глобальная «феминизация» мужчин в современном обществе, на возникновение и развитие которой, как отмечает И.С. Кон, влияют такие «социально – структурные  сдвиги» как:

  • постепенное и ускоряющееся разрушение традиционной системы гендерного разделения труда, ослабление дихотомизации и поляризации мужских и женских социально-производственных функций, ролей, занятий и сфер деятельности;
  • эволюция брачно-семейных отношений, для которых характерны отношения равенства; понятие отцовской власти все чаще заменяется понятием родительского авторитета;
  • изменение характера социализации мальчиков, когда всеобщее школьное обучение повышает степень влияния общества сверстников по сравнению с влиянием родителей. Это уменьшает половую сегрегацию и облегчает взаимопонимание мальчиков и девочек, создавая психологические предпосылки для равных и широких кооперативных отношений между взрослыми мужчинами и женщинами в разных сферах общественной и личной жизни, и другие социальные факторы, которые в России имеют свои национальные особенности.

Формированию гендерной инверсии способствуют также факторы, действующие на уровне конкретной семьи. Опыт взаимодействия с родителями, полученный мальчиком в детстве определяет дальнейшее поведение мужчины и его отношения с женщиной уже в собственной семье.

В родительской семье гендерная инверсия у мальчиков в детстве формируется по причине:

  1. доминирования матери, когда она занимает лидирующие позиции во всех сферах жизнедеятельности семьи, проявляя не характерную для женщины активность даже в типично мужских делах, подавляя тем самым активность и инициативу других членов семьи, в частности, своего супруга. В этом случае мальчик, идентифицируя себя с отцом, не проявляющим, не демонстрирующим ему нормативные мужские качества, усваивает и приобретает такие черты как пассивность, безынициативность, слабовольность, перерастающие во взрослой жизни в его психологическую и даже порой физическую слабость в решении жизненно важных задач, и не позволяющие мужчине взять на себя ответственность за решение семейных проблем, за преодоление жизненных трудностей. Для уже взрослого мужчины характерна инфантильность, которая может выражаться, например, в непонимании предназначения, роли, функций мужчины в семье относительно семейных обязанностей и дел;
  2. культа матери/женщины в семье в виде своеобразного поклонения, когда желания и интересы членов семьи подчинены интересам и желаниям матери, когда мнение матери однозначно и не подлежит критике и апелляции (вербальный конструкт в обращении к женщине — матери (бабушке) в семье: «мама – Вы…»). Такое позиционирование женщины приводит к тому, что образ мужчины вытесняется из сознания мальчика. Культивируется образ женщины, за образец берется ее способ поведения, мышления и эмоционального реагирования и в дальнейшем во взрослой жизни для мужчины он становится основным в поведенческом репертуаре;
  3. воспитания в духе «женственности», развития у мальчика немужских черт характера, типично женских стереотипов поведения; сознательного (или бессознательного) формирования у него представлений об условно «мужском» в поведении: гордости, застенчивости, мягкости, дружелюбности, ранимости, чувственности и другом. Подобное возникает при несоответствии реального пола ребенка ожидаемому. Матери сложно изменить установки рождения девочки, сформировавшиеся у нее относительно пола ребенка в период беременности, и они определяют в дальнейшем ее отношение к мальчику уже после его рождения;
  4. симбиотических отношений, сильной эмоциональной привязанности матери к сыну, ее авторитарности в общении с ним. Это во всей своей совокупности способствует развитию в мужчине таких качеств как сверхзависимость, неуверенность в себе, нерешительность, страх перед риском, тревожность в различных социально значимых ситуациях, формированию упрямства, обидчивости, капризности, слезливости. Для такого мужчины во взрослой жизни будет характерен отказ от социальных достижений, как в семейной, так и в профессиональной сфере (Самоукина Н.В.: 2000);
  5. запрета матери на отношения сына с женщиной из – за ревности к его выбору и страха одиночества перед «вылетом ребенка из родительского гнезда», выражаемого в вербальных посылах типа «тебе еще рано», «эта не та женщина, которая тебе нужна», «учись, а не с девушками встречайся», что приводит к пассивности мужчины в установлении контактов с женщиной, к сужению репертуара общения с противоположным полом в результате чего опыт проявления мужского в отношениях с женщиной не обогащается;
  6. подавления матерью сексуальной активности, сексуальных потребностей юноши, воспитания у него советского отношения к сексу как к нечто аморальному, запрета матери на сексуальные отношения сына вообще и в период предбрачных отношений с женщиной в частности, в результате чего активность мужчины в отношениях с противоположным полом смещается с сексуального аспекта на эмоциональный, сексуальные потребности нивелируются, а это может порождать различного рода мужские сексофобии, формировать комплекс неудачника;
  7. поощрения в семье исключительно мужского общения с братьями, друзьями. В этом случае мужчина не может себя почувствовать действительным мужчиной, поскольку в таком общении он не имеет возможности проявления тех мужских черт и характеристик в поведении, которые могут проявиться при взаимодействии с противоположным полом. Исследованиями доказано, что те мужчины, которые не имели опыта взаимодействия с сестрами в родительской семье, испытывают сложности в общении с женщинами в своей семье (Варга А.Я.: 2001 и др.).

Действие указанных причин в комплексе способствует формированию в мужчине феминной сущности, женской натуры. Описанные причины, приводящие к гендерной инверсии у мужчин, могут наблюдаться как в неполных, так и в полных семьях. Важной особенностью гендерной инверсии является ее недостаточная осознанность мужчиной/женщиной, т.е. она воспринимается самим человеком как нормативный вариант гендерной идентичности личности.

Таким образом, феномен гендерной инверсии, выражающийся в усвоении мужчиной/женщиной прямо противоположных для них моделей (норм) феминности/маскулинности; проявляющийся как доминирование в «наборе» мужских характеристик феминных черт и, наоборот, способствует возникновению гендерных ролевых конфликтов, влияющих на стабильность семьи, ее дальнейшее существование и развитие.

В психологическом консультировании подобных супружеских проблем в современной семье значимыми являются изучение особенностей полоролевой социализации супруга/супруги в период детства в родительской семье, анализ факторов и причин, приводящих к гендерной инверсии. А психологическая коррекция и терапия должны быть направлены на ориентирование личности в сфере гендерных отношений, на развитие у человека особой психологической гибкости и умения осознанно подходить к реализации того гендерного ролевого репертуара, который задается средой (Ожигова Л.Н.: 2006).

Литература

  • Абраменкова В.В. Половая дифференциация и сексуализация детства: горький вкус запретного плода //Вопросы психологии.- 2003.- № 5. — С. 103-120
  • Араканцева Т.А. Полоролевые стереотипы и их влияние на родительское поведение//Семья в России. – 2007. — № 1-2. — С. 13 – 22
  • Берн Ш. Гендерная психология. — СПб., 2001
  • Кон И.С. Меняющиеся мужчины в изменяющемся мире. Маскулинность как история
  • Кон И.С. Меняющиеся мужчины в изменяющемся мире. Российский мужчина и его проблемы
  • Кон И.С. Сексология. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. Москва, 2004
  • Кон И.С. Сексология
  • Митина О. Гендерное поведение и стереотипы
  • Ожигова Л.Н. Гендерная идентичность личности и смысловые механизмы ее реализации. Автореферат диссертации доктора психологических наук. — Краснодар, 2006
  • Самоукина Н.В. Симбиотические аспекты отношений между матерью и ребенком. //Вопросы психологии — 2000. — № 3. – С. 67-81
  • Степанова Л.Г. Внутриличностный гендерный конфликт в контексте семейных отношений//Семья в России. – 2007. — № 4 С. 50 – 56.

 


+ Добавить сценарий + Добавить игру + Добавить обьявление + Научную статью