+ Добавить новость + Добавить совет + Добавить статью + Вопрос / ответ


Детское левшевство

levshaЛеворукость определяет только ведущую руку, левшество — комплексная характеристика. Ведь кроме руки у человека есть ведущий глаз, ведущая нога, ведущее ухо. Мы сегодня будем говорить, прежде всего, о леворукости, поскольку в обыденной жизни, а тем более при обучении письму, важна именно эта характеристика. Какой у человека ведущий глаз, обычно никого не интересует, пока он не занимается стрельбой. То же самое относится и к ноге. Если ребенок не придет в секцию легкой атлетики или фигурного катания, он может всю жизнь даже не задумываться над тем, какая нога у него ведущая.

Леворукость сама по себе не есть отклонение в развитии: это индивидуальное своеобразие, вариант нормального развития. Ведь нельзя же сказать, что быть брюнетом — нормально, а блондином — нет. Так же, как нельзя говорить, что отсутствие музыкального слуха является отклонением, а его наличие — нормой развития, или наоборот. Индивидуальные особенности очень разнообразны, и если какая-нибудь из них встречается редко или даже очень редко, то это еще не основание, чтобы относить ее к нарушениям.

К сожалению, в стремлении навесить на левшу ярлык «отклоняющегося» отражается традиционное для старой советской педагогики разделение на тех, кто «как все» и кто «не как все», на хороших и плохих, нужных и ненужных. И в наше время, когда столько говорят о необходимости учитывать в школе индивидуальность каждого конкретного ученика, мне пришлось столкнуться с совершенно диким случаем: ко мне на прием пришли родители будущего первоклассника, которым учительница за три месяца до начала учебного года сказала: «Если научите к сентябрю писать правой рукой — возьму в свой класс, а не научите — не возьму».

Почему-то к левшам принято относиться как к однородной группе. Между тем
причины леворукости могут быть разные. Чаще всего встречается так называемое генетическое левшество. До настоящего времени точно неизвестно, каков механизм передачи этого признака. Есть лишь несколько гипотез, но это только гипотезы.

Распространено мнение, что у левши функции полушарий «зеркальны» по отношению к мозгу правши. Современные исследования это не подтверждают. Имеющиеся данные позволяют предположить, что связи между отделами коры головного мозга, находящимися в разных полушариях, у левшей, по сравнению с правшами, менее жесткие. Возможно, поэтому левши и демонстрируют, с одной стороны, более высокие творческие способности (жесткость устоявшихся связей может способствовать более стандартному мышлению), а с другой — более медленное по сравнению с правшами формирование навыков деятельности, требующей взаимодействия обоих полушарий, например, письма. Но это тоже гипотеза. У генетических левшей может не быть никаких нарушений в развитии, тогда это и есть та самая индивидуальная особенность.

Второй вид — так называемое «компенсаторное» левшество, связанное с каким-либо поражением мозга, чаще — его левого полушария. Поскольку деятельность правой руки в основном регулируется левым полушарием, то в случае какой-либо травмы, болезни на раннем этапе развития ребенка, соответствующие функции может взять на себя правое полушарие. Левая рука становится ведущей, то есть более активной при выполнении бытовых действий, а впоследствии, скорее всего, и при письме.

У ребенка с нарушениями деятельности одного из полушарий головного мозга почти наверняка будут наблюдаться отклонения в развитии речи, моторики и т. п. И это как раз тот случай, когда леворукость нельзя рассматривать как причину этих отклонений. Они, как и леворукость, являются следствием одних и тех же причин.

Третья группа – «вынужденные» левши. Выбор ведущей руки у них обычно связан с травмой правой руки, но может быть и результатом подражания — родным, сверстникам, друзьям.

Согласование мышечных действий со зрительной информацией. Поскольку особенности формирования таких навыков очень ярко проявляются при обучении ребенка письму, то их стоит рассмотреть подробнее именно на этом примере. Когда ребенок пишет, то его деятельность состоит из двух поочередно сменяющих друг друга этапов: собственно выполнение движения и микропауза, необходимая для контроля своих движений, коррекции и программирования следующего движения. Различие в механизмах зрительно-моторной координации у левшей и правшей проявляется, прежде всего, в различной длительности этих микропауз. У левшей микропаузы дольше как на этапе формирования навыка, так и впоследствии, когда письмо уже автоматизируется. При этом длительность выполнения движения при устоявшемся письме у левшей и у правшей почти одинакова.

Это не удивительно, если вспомнить упомянутые выше особенности межполушарного взаимодействия у правшей и левшей. Меньшая жесткость, способствующая большему разнообразию связей между полушариями, может приводить к более длительной обработке информации в коре головного мозга на этапе контроля, коррекции и программирования, что удлиняет микропаузу. Возможно, поэтому формирование навыка письма у левшей происходит дольше. Впрочем, это тоже пока гипотеза.

К сожалению, обычные инструкции, которые дает учитель при обучении письму, для левши могут оказаться слишком сложными. Более того, естественная для такого ученика замедленность письма заставляет учителя его подгонять, а торопливость приводит к сокращению микропауз, столь необходимых для контроля своих действий. В результате качество письма ухудшается, что обычно приводит к еще большему недовольству учителя.

Так как у левши механизм контроля, коррекции и программирования усложнен, взрослые могут способствовать обучению письму, помогая действовать осознанно, а не пресловутым методом механического копирования. Любое двигательное действие нужно раскладывать на элементы, объясняя «пошагово», и каждый элемент должен выполняться осознанно.  Если же не показать, из каких элементов состоит то или иное действие, то ребенку придется искать их самому, а это длительный процесс даже для правши, тем более для левши.

Любой учитель может вспомнить леворуких, которые писали лучше правшей. Но чаще встречается обратное явление. Левша может никогда не научиться писать быстро и красиво, и к этому надо относиться спокойно и с пониманием. Ребенок вообще имеет право писать медленно и «неправильным», то есть некаллиграфическим почерком, какой бы крамольной эта мысль ни казалась учителю. Почерк должен быть четким и читаемым (поскольку письменная речь все-таки средство общения), — и все! Нельзя требовать невозможного, нельзя переучивать, переделывать, подгонять под удобные учителю стандарты.

Что письмо — это едва ли не самое сложнокоординированное действие, которое человек осваивает в своей жизни. При этом к качеству письма на этапе обучения предъявляются жесточайшие требования, что для ребенка может оказаться совершенно не выполнимым. Ведь когда папа учит своего сына забивать гвоздь, а мама — пришивать заплатку, то они относятся к действиям своих детей гораздо более снисходительно, лишь бы те не повредили пальцы.

А в школе пытаются сформировать этот сложнейший навык очень быстро, я бы даже сказала — противоестественно быстро, за три-четыре месяца. И это на фоне высоких требований к качеству и скорости. Поэтому совершенно естественно, что писать нужно ведущей рукой — той, которой это делать легче и удобнее всего.

До возраста 4,5-5 лет ребенок обычно «работает» обеими руками. Поэтому напрасны беспокойства родителей о том, что ребенок до этого возраста может привыкнуть действовать «не той» рукой. Более того, «подсовывать» ему в правую руку ложку, чашку и карандаш для рисования надо осторожно, чтобы ненароком не переучить. Такие ненасильственно переученные левши часто встречаются уже в средних детсадовских группах. Их характерная особенность – нелюбовь к рисованию. Определять ведущую руку для письма имеет смысл по достижении ребенком пяти лет или раньше, если его предпочтения уже начали ярко проявляться. При этом важно тщательно соблюсти все требования диагностической процедуры и особенно внимательно отнестись к результатам выполнения графических заданий: бывают случаи, когда ведущая рука для письма не совпадает с ведущей рукой для бытовых действий.

Таким образом, родителям вместе с ребенком необходимо сделать серьезный осознанный выбор, когда ребенку исполнится 5 лет.

Кроме ярко выраженных левшей и правшей встречаются и неявные, и амбидекстры, то есть люди, одинаково хорошо владеющие обеими руками. Учить писать левой имеет смысл только ярко выраженных левшей, остальные         могут писать и правой, если это, конечно, не вызывает у них сопротивления.

Однозначно и категорически отрицательно отношусь к переучиванию. Надо уважать естественный, природный выбор ребенка и помнить, что любое переучивание — это насилие над природой, неизбежно ведущее к неврозу. Учить надо не так, как хочет учитель, а так как может ребенок.

  А что делать с леворуким ребенком,      которого уже несколько лет пытались переучивать на правую руку? Переучивать ли его обратно, на ведущую левую? Здесь может быть несколько вариантов, и нельзя однозначно ответить — «переучивать» или «не переучивать», — не        видя ребенка и не проанализировав ситуацию.

Если такой ребенок уже учился писать, например, закончил первый класс, и вдруг обнаружилось, что он леворукий и его действительно переучили, то придется смириться с плохим почерком, с неровными буквами. Пусть правой рукой ему работать менее удобно, но если начальный этап обучения уже прошел, повторное переучивание будет связано с новы комплексом серьезных проблем. Вряд ли стоит устраивать ребенку такую сшибку второй раз.

Я много раз сталкивалась со случаями, когда повторное, «обратное» переучивание приводило к тяжелейшему неврозу, который называется «писчий спазм». В результате ребенок не мог писать ни правой, ни левой рукой.

Другое дело, если ребенка еще не учили писать систематически, если он только пробовал, например, учился держать ручку в детском саду. Если на этом этапе явно, в том числе по графическим заданиям, определяется, что его ведущая рука — левая, то даже если ребенок раньше более активно работал правой рукой, стоит все-таки научить его писать левой.

Важная оговорка: это не значит, что его нужно заставить. Ни в каком случае мы не имеем права сломать ребенка! Родители, учитель, школьный психолог должны найти способ, чтобы ребенок захотел учиться писать левой. Нужно его убедить, объяснить, дать какие-то задания, чтобы ребенок мог сам понять, как ему удобнее.

Добившись этого, дальнейшую работу нужно вести постепенно, не только отрабатывая сам процесс письма, но и параллельно создавая дополнительную систему упражнений для тренировки левой руки. Можно использовать любые манипуляторные действия левой рукой, очень эффективна работа с маленьким теннисным мячом, хорошо помогает массаж.

То есть нагружать левую руку, и не только в процессе письма. Вот почему важно определить ведущую руку не двадцатого сентября, не пятого октября, а сделать это хотя бы за полгода до школы. Тогда будет время систематически проделать всю подготовительную работу, научить ребенка правильно держать, класть тетрадь, одновременно тренируя левую руку.

Если этого не произойдет, то в школе ребенок будет вынужден взять ручку в     руку и… без всякой передышки — сегодня одну букву, завтра другую, послезавтра третью и так далее. Вот тогда ему будет безумно сложно. Но хочу повториться. Главная задача — убедить леворукого ребенка, что левой рукой ему работать удобно, показать, что это будет качественно: ему будет легче и так далее. Если ребенка не убедить, то результата не будет.

Как это сделать? Его, может быть, уже несколько лет убеждали в обратном… Шестилетний ребенок на самом деле очень хорошо чувствует, как ему удобнее     выполнять любое действие. Я не случайно сказала, что ненасильственно переученные левши не любят рисовать. Обычно ребенок не любит делать то, что ему трудно, в чем он не чувствует своей состоятельности, за что его укоряют, ругают, не дай Бог, наказывают. Если же все эти негативные факторы отсутствуют, то ребенок сам себя ощущает полноценным при выполнении действия. Главное, что должны помнить родители и другие взрослые, которые работают с ребенком, — это принцип положительного подкрепления. Нужно найти повод его хвалить, дать ему уверенность в том, что он идет по правильному пути, ни в не    коем случае не торопить, набраться терпения. Впрочем, это относится к любой деятельности с любым ребенком.

       Важно также давать те тренировочные      движения, которые не вызывают особых проблем, которые можно выполнять обеими руками. Очень полезны мозаика, кубики, вышивание, вязание, плетение, конструкторы. В работе с ними участвуют обе руки, и ребенок не думает, какую предпочесть.

      А вот выбирая определенную руку, он должен осознавать, что так ему лучше и легче. Для облегчения этого выбора нужно создать ребенку ситуацию и показать ему результаты: «Вот этот рисунок ты сделал правой рукой, а вот этот — левой. Сравни их. Какой у тебя лучше получился?» Дети очень хорошо все видят. И потом. Мы так мало времени уделяем детям, что любая возможность быть с родителями, работать вместе с ними — для ребенка всегда радость. А если еще есть повод его похвалить, и он сам видит положительный результат, то это, несомненно, принесет свои плоды.

А когда удастся его убедить, то ребенок с большим удовольствием перейдет на ведущую руку, тем более что будет чувствовать в этом поддержку взрослого. Получается, что на этапе подготовки нужно помочь ему выбрать ведущую руку, а если, не дай бог, взрослые опоздали, то лучше его не трогать.

Либо человек к нему приходит, либо каждую букву пишет отдельно, и в этом нет ничего страшного, это несущественно, мы научимся снисходительно относиться к вот таким мелочам, то, я думаю, станет легче и жизнь взрослых, и жизнь детей.  К сожалению, наши технологии обучения часто не учитывают функциональные возможности ребенка.

При правильном обучении леворукий ребенок может и левой рукой хорошо писать. Необязательно каллиграфически правильно — связно и быстро, — а четко, чисто и читаемо. Но для этого при обучении нужно учесть некоторые его особенности — следить, чтобы он правильно держал ручку, тетрадь, чтобы свет падал с нужной стороны, чтобы сосед по парте не толкал его под локоть. Есть масса таких факторов, которые кажутся мелочами, а на самом деле определяют естественность формирования навыка. Например, положение ручки в руке. Основная особенность в том, что левша должен брать ручку выше, чтобы не закрывать линию письма. Праворукий ребенок держит ручку в полутора-двух сантиметрах от края, а леворукий — в трех-четырех. Пальцы должны держать ручку под острым углом, более параллельно к самой ручке (см. рис.).

Имеет ли значение, какой ручкой писать? Во времена моего детства считалось, что шариковая ручка сама по себе портит почерк, и ею запрещалось писать вплоть до седьмого класса…

  Дело не в ручке, дело в том, как формировать навык. Почерк портит плохая методика обучения письму, и неважно, пишет ли ребенок гусиным перышком, шариковой ручкой или восемьдесят шестым пером. Если дать возможность ребенку идти естественным путем при формировании навыка, тогда вне зависимости от того, чем он пишет, почерк будет более или менее четким (здесь еще существуют индивидуальные особенности). А вот если захотеть добиться сформированности навыка очень быстро — то и восемьдесят шестым перышком вообще ничего, кроме сломанных перьев и клякс в тетради, не получится! Шариковая ручка в этом отношении — просто спасение.

Теперь о положении тетради. Тетрадь у праворукого ребенка наклонена влево,
а ее ближний угол упирается в грудь. При письме левой она должна быть наклонена вправо и сдвинута под левую руку так, чтобы лучше был виден текст. Леворукий ребенок часто даже сидит немножко боком. И это хорошо, тем самым он не «перекручивается» и не портит осанку.

И свет, естественно, при письме левой рукой должен падать справа.

Вот три таких момента, очень несложных. И если ребенок неправильно держит ручку, то именно это, а не его леворукость, затрудняет формирование навыка письма. Если неправильно держит ручку праворукий ребенок, то у него будут точно такие же трудности. Поэтому не стоит спешить давать в руки ребенку ручку до тех пор, пока не решено, какой рукой он будет писать, как его посадить и прочее.

Леворукие дети часто дают нам повод для сравнений, в них мы видим
все проблемы праворуких. Если праворукий ребенок неправильно держит ручку,
если его неправильно учить писать, то у него будут точно такие же проблемы. Бывают леворукие гипервозбудимые, но есть множество таких же праворуких. У леворуких встречаются отклонения в развитии, но те же нарушения бывают и у правшей. Взять хотя бы зеркальное письмо: на определенном этапе возрастного развития его элементы встречаются у многих детей — и леворуких, и праворуких — и свидетельствуют о трудностях зрительно-пространственного восприятия.

Мы не можем противопоставить леворуких и праворуких, провести между ними
разделительную черту и сказать: «Эти такие, а эти совершенно другие». Просто
работа с леворукими детьми дает нам возможность более ярко увидеть некоторые проблемы детства.

Единственные, кто абсолютно прав

  Интересную деталь можно найти в путеводителях по странам арабского Востока. Туристам настоятельно рекомендуют воздерживаться от использования левой руки при контактах с местным населением. Указательный жест левой рукой здесь может быть расценен как пренебрежительный и даже оскорбительный. Протянуть кому-либо еду, деньги или подарок левой рукой — это проявление крайнего неуважения. В этих краях левая рука считается «нечистой» (и соответственно, левши пользуются дурной репутацией).

Во многих языках слово «левый» имеет дополнительные негативные значения, а слово «правый» означает еще и «правильный». Откуда такая предвзятость по отношению к леворуким?

ПЕЧАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ

Оценочное разведение правого и левого уходит корнями в глубокую древность. Противоположность правого и левого служила источником многочисленных мифов и символов в истории человечества. В различных культурах, разделенных пространством и временем, символические ряды, связанные с правым и левым, очень сходны.

В Древней Греции пифагорейская таблица противоположностей связывала правое с ограниченным, единственным, мужским началом, покоем, светом, добром, тогда как левое ассоциировалось с неограниченным множеством, женским началом, движением, тьмой, злом.

Древние архетипические представления об асимметрии сохранились у многих современных народов. Так, жители Танзании соотносят правое с мужчиной, силой, умом, прохладой, а левое — с женщиной, слабостью, глупостью и жарой. На языке народности йоруба, населяющей Нигерию, левую руку называют «ово оси» — «негодной», а во многих районах, где живут представители этой народности, левшей вообще считают ненормальными людьми.

Редким исключением можно считать японскую и китайскую традиции. Еще в 1883 г. известный педагог М.М. Манасеина писала, что в Японии левши пользуются не презрением, как в Европе, а уважением; их считают особо искусными людьми. В Китае левая сторона является почетной. Однако предпочтение все же отдается правой руке. Как заметил новозеландский психолог М. Корбалис, «китайцы наделяют левую руку высокими достоинствами, но не любят, чтобы их дети ели ею».

Во все времена и у всех народов левши представляли собою исключение из правил, были не такими, как все. А значит, по законам обыденного сознания, — либо лучше других, либо хуже. (Отголоски этих представлений по сей день воплощаются в противоречивых концепциях леворукости.) Большинство всегда неохотно признает преимущества меньшинства. Разумеется, леворукость монарха — будь то Александр Македонский, Юлий Цезарь, Карл Великий или Наполеон — всегда расценивалась как свидетельство божественной исключительности. В целом же левшам, как правило, доставалась роль изгоев.

УСТОЙЧИВАЯ «ЛАПОСТЬ»

Вероятно, представление о преимуществе праворукости сложилось под влиянием того бесспорного факта, что праворукость преобладает в человеческой популяции, более того – преобладание является исключительно человеческим свойством. Функциональная асимметрия имеет место и в животном мире. Но этот факт долгое время  ускользал от внимания исследователей. Лишь в 60-х годах нашего века при тщательном изучении поведения животных обнаружилось множество интересных фактов. Оказалось, что у животных существует устойчивая лапость, то ест крыса собака, обезьяна предпочитают манипулировать одной из передних лап, и это предпочтение сохраняется в  течение жизни. Однако, в  отличие от человека, количество «праволапых» животных приблизительно равно количеству «леволапых».

  У млекопитающих, земноводных, рыб помимо предпочтительной «лапости» также была обнаружена и асимметрия мозга. Наиболее впечатляет асимметрия мозга у певчих птиц. Способность петь у кенара пропадает при повреждении левой, но не правой стороны мозга. Эти данные подтверждают, что асимметрия мозга и моторной деятельности появилась на ранних стадиях эволюции, а у человека эти явления — пример действия функционального биологического принципа.

Кто придумал иврит?

Несмотря на скупость археологических и антропологических данных, удалось установить, что древний человек и его ближайшие предки были, в основном, праворукими. Так, анализ проломов на черепах бабуинов, которых использовал в пищу австралопитек, живший около двух миллионов лет назад, показал, что удары наносились, главным образом, правой рукой. Каменными орудиями, которые оставил синантроп, удобнее работать правой рукой.

Еще одно свидетельство удалось обнаружить при тщательном изучении… зубов древних людей. Судя по всему, пещерный человек ел в той же манере, которую можно и сегодня наблюдать у некоторых народов Севера: надкусывал крупный кусок мяса и ту часть, которую собирался разжевать, отрезал ножом, удерживая ее зубами. Понятно, что при этом нож нередко соскальзывал, травмируя рот. Исследование царапин на зубах древних людей показывает, что режущее орудие большинство из них держали правой рукой.

Среди наскальных рисунков преобладают изображения левой руки. Если доисторический человек использовал в качестве модели собственную руку, то работал он, очевидно, правой. Первое письменное свидетельство о частоте леворукости можно найти в Библии, в Книге Судей. Там повествуется о том, как в 1406 г. до н.э. в армии сынов колена Веньяминова, насчитывавшей 700 воинов, было отобрано 700 левшей, которые отличались исключительной меткостью при бросании камней из пращи. Таким образом, доля леворуких в войске составила 2,4%. Эта цифра отличается от современных данных, однако она, вероятно, не вполне точна, так как доподлинно не известно, были ли праворукими все остальные воины, не прошедшие отбора по критерию меткости.

Очевидно, что левши всех рас и культур в прошлом и настоящем находятся в меньшинстве среди праворукого окружения. Правда, время от времени появляются разные гипотезы, так, например, высказывалось предположение, что древние иудеи были левшами, с чем связано направление письма на иврите справа налево. Однако изучение истории письменности показывает, что в древности, ранее 1500 г. до н.э., письмо справа налево и слева направо было одинаково распространено. Постепенное вытеснение первого направления связано, скорее всего, с социокультурными причинами.

Существуют косвенные свидетельства и стабильного соотношения лекоруких и праворуких в человеческой популяции. Так, при изучении образцов изобразительного искусства от Древнего Египта до наших дней выяснилось, что на картинах в 86—90% случаев изображены правши, и это положение не меняется на протяжении последних тысячелетий.

РАЗНОЛИКАЯ СТАТИСТИКА

Каково же соотношение левшей и правшей в человеческой популяции? Первые статистические данные такого рода получены в конце прошлого века. На протяжении ряда лет различные исследования давали довольно низкие показатели: частота леворукости оценивалась в 4,6% (Огль, 1871), 4,3% (Ломброзо, 1882), 4,6% (Штиер, 1911), 4,8% (Лурия, 1947). На этом фоне чрезвычайно важным представляется то обстоятельство, что за последние 50 лет удельный вес леворуких в европейской популяции возрос в 3—5 раз, что связывается с почти повсеместным прекращением переучивания левшей, утверждением более терпимого отношения к ним.

Детская популяция содержит меньше правшей, чем взрослая — число праворуких возрастает постепенно. Так, количество правшей и левшей (по усредненным данным ряда авторов) составляет соответственно 52% и 47% в возрасте одного года, к двум годам эти показатели изменяются до 70% и 29%, а к семи годам достигают 85% и 13%. Таким образом, соотношение правшей и левшей в человеческой популяции является подвижным показателем, зависящим от возраста, а также от средовых, культурных и прочих факторов. В настоящее время следует, видимо, исходить из данных, полученных такими авторитетными исследователями, как М. Аннет и Н. Шпигер, согласно которым число левшей составляет от 8,8% до 13,9% населения.

ОТ НЕУДОБСТВ ДО ТРАГИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ

Левша подчас испытывает непреодолимые трудности, приспосабливая себя к
неудобному для него правому миру. На протяжении веков леворукость оказывалась препятствием в овладении ремеслом. Такой человек должен был развиваться вопреки предписанным ему физиологическим законам, подавляя левостороннюю активность и воспитывая в себе правосторонний тип поведения. Но левосторонний тип поведения все равно остается для левши естественным, физиологичным. В состоянии утомления, при снижении внимания, в момент переживания аффекта или в стрессовой ситуации, левша начинает пользоваться левой рукой.

М. Гарднер замечает: «Многие мелочи постоянно раздражают левшу в правом
мире. Он входит в метро — щель монетоприемника в пропускном автомате расположена справа. Он хочет позвонить из автомата — дверь в будку неудобно открывается и т. д. Отдавали ли вы себе отчет в том (если вы не левша), что все ручные часы рассчитаны на правшей? Наденьте свои часы на правую руку и попробуйте из завести, тогда вы поймете, какое неудобство для левши помещенная справа заводная головка. Все руководства по обучению любому ручному труду неизменно рассчитаны на людей, работающих правой рукой. Девочка-левша, которая хочет научиться вязать, или мальчик-левша, желающий освоить карточные фокусы, должны «переводить» соответствующие руководства на свой язык».

Ему вторит Л. Понте: «Двадцать пять миллионов американцев каждое утро оказываются в положении Алисы в Зазеркалье, где все неудобно: дверные ручки не слева, а справа, не с той стороны рычаг переключения передач в автомобиле, даже консервный нож движется в обратном направлении».

Канадский психолог С. Кореи обратил внимание на то, что процент левшей в
популяции по мере старения уменьшается. По его данным, среди двадцатилетних почти 13% левшей, а вот среди восьмидесятилетних они составляют менее одного процента. Причем дело тут даже не в переучивании. Подобрав статистику несчастных случаев за 4 года среди почти двух тысяч молодых людей Кореи обнаружил, что левши на 20% чаще правшей подвергаются спортивным травмам, на столько же чаще у них бывают несчастные случаи на работе и на 40% — в быту. Они на 54% чаще правшей травмируют себя орудиями и на целых 85% чаще попадают в дорожные происшествия, находясь за рулем. Вот почему средняя продолжительность жизни левшей оказывается ниже, чем у населения в целом, и к старости их доля среди сверстников уменьшается.

БОРЬБА ЗА ПРАВА

В наши дни левши, считающие себя жертвами дискриминации в правом мире, добиваются разрешения выполнять профессиональные действия не по стандартным правилам, созданным для правшей, а в удобном для них левом варианте.

В американском городе Риверс (штат Миссури) в 1980 году был уволен полицейский-левша Франклин Уинборн, так как категорически отказался носить кобуру справа, как предписано уставом. В его защиту проводились многолюдные демонстрации и митинги.

В Сиэтле служащий почты Роберт Грин, сортировавший корреспонденцию левой рукой, подвергся давлению со стороны начальника почты, требовавшего, чтобы он осуществлял эти действия правой. В итоге длительных споров левше удалось добиться официального разрешения разбирать почту так, как ему удобно.

В обоих инцидентах живейшее участие приняла международная ассоциации леворуких, штаб-квартира которой находится в городе Топика (штат Канзас). Основатель этой ассоциации Дин Кэмпбелл гневно вопрошает: «Почему левши должны жить в мире, где они заведомо поставлены в неравные условия с остальными?» В обнародованном им «Билле о левшах» (само название навевает ассоциацию с «Биллем о правах») заявлено, что левши неизменно будут пользоваться при приветствии или клятве той рукой, какой им удобнее. Кэмпбелл ехидно замечает: «Если правая часть тела контролируется левым полушарием мозга и наоборот, то мы, левши, единственные люди, кто абсолютно прав». В разных странах мира все чаще раздаются призывы осуществить меры, направленные на уменьшение или снятие трудностей, с которыми сталкивается левша, живя и трудясь в правом мире. Специальная ассоциация создана в Бразилии (Сан-Паулу), где насчитывается 13 млн. — более 10% населения страны — левшей. Она борется за выпуск 10% школьных принадлежностей, орудий труда и предметов быта в зеркальном варианте.

Происхождение НЕИЗВЕСТНО

Научное исследование проблемы леворукости имеет сравнительно недавнюю
историю. С конца XIX в. широко дискутируется вопрос о происхождении леворукости. При этом выделяются три основные направления: «генетическое», «культурное» и «патологическое». Начиная с 1871 г., когда В. Огль установил высокую частоту семейного левшества, обсуждается модель генетического детерминирования леворукости.  В ее пользу говорят результаты обследования усыновленных детей. «Рукость» таких детей коррелирует с «рукостью» биологических родителей, а не тех, кто их воспитывает.

Однако существуют теории, рассматривающие леворукость как следствие влияния разнообразных социальных и культурных факторов. Об отсутствии наследственной предрасположенности к мануальному приоритету, зависимости моторной асимметрии от процессов воспитания, условий жизни и опыта говорят работы многих авторов. В частности, в психоаналитической трактовке леворукость расценивается как следствие эмоционального негативизма, практически не зависящее от биологических корней.

Широко распространено представление о патологическом происхождении леворукости. Крайней точки зрения придерживается П. Бакан, утверждающий, что любое проявление леворукости есть следствие родовой травмы. По мнению А.П. Чуприкова, изменение моторного доминирования — одно из объективных показателей врожденной энцефалопатии. Подтверждает подобные взгляды увеличение числа левшей среди близнецов, особенности пренатального развития которых располагают к возникновению церебральной недостаточности.

Промежуточной позиции придерживаются авторы, считающие, что лишь часть
левшей являются таковыми вследствие пре- и перинатальных мозговых поражений, а остальные становятся леворукими под влиянием иных (генетических или социальных) факторов. В общем, разнообразных теорий много, но приходится констатировать, что исчерпывающий ответ о природе леворукости по сей день не дан.

ОТРАДНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

До недавнего времени в отечественной школе проблема левшества не ставилась, а фактически трансформировалась в проблему бихевиорального переучивания. Хотя с давних пор этот вопрос активно дискутируется в мировой литературе. Еще в 1911 году Г. Лиепман счел вмешательство в нормальное развитие леворукого ребенка, по меньшей мере, неуместным, указав, в частности, на возможные затруднения при обучении письму (притом, что письмо левой рукой формируется легко и без напряжения).

В 1924 году А.А. Капустин высказался за то, чтобы правилом в обучении леворуких стало «воспитание» левой руки. В 1948 году Е.А. Аркин назвал «физиологической ошибкой» переучивание леворуких детей, мешающее их физическому и интеллектуальному развитию, способствующее формированию невротических состояний из-за игнорирования «природной направленности и одаренности натуры».

Опыт разных стран мира по обучению детей-левшей весьма несходен. В развитых странах, например в США и Великобритании, отказались от переучивания леворуких детей. Разрешено и поощряется письмо левой рукой. Выросло уже несколько поколений леворуких, активно использующих в практике доминантную руку. (Достаточно сказать, что на последних  президентских выборах в США все кандидаты, включая и победителя — нынешнего президента Клинтона, — были левшами.)

В нашей стране исследования детей-левшей по сей день разрознены, не подчинены общей цели. Единый педагогический подход практически отсутствует. В большинстве школ начинает преобладать терпимое отношение к левшам, однако сохраняются и рецидивы насильственного переучивания. А.В. Семенович отмечает, что левши составляют около 70% детей с трудностями школьного обучения. Она представляет леворукость как одну из существенных и постоянных индивидуально-психологических характеристик личности, подлежащих обязательному учету. По ее мнению, необходима разработка «грамотного психолого-педагогического сопровождения» обучения детей-левшей. Отрадно, что этого мнения придерживаются все больше психологов и педагогов, и оно постепенно воплощается в практике.


+ Добавить сценарий + Добавить игру + Добавить обьявление + Научную статью