+ Добавить новость + Добавить совет + Добавить статью + Вопрос / ответ


Давление гендерных норм как фактор заболеваемости и смертности

Чумаков В.И.

Волгоградский государственный медицинский университет

В современной науке появляются исследования, направленные на выявление взаимосвязи гендера и заболеваемости. Однако следует признать, что изучение данных явлений находится лишь в зачаточном состоянии. Статья анализирует понятие «маскулинность», обосновывает прямую взаимосвязь между нормами маскулинности и заболеваемостью и сверхсмертностью мужчин.

Маскулинность – понятие, обозначающее социально сконструированные ожидания, касающиеся поведения, представлений, переживаний, стиля социального взаимодействия, соответствующего мужчинам, представленные в определенной культуре и субкультуре в определенное время. Исторически это

понятие основывалось на представлениях о мужчинах и женщинах как естественно различающихся группах (Ш.Бурд). Мужская роль —  «социальные нормы, содержащие предписания и запреты относительно того, что мужчинам надо чувствовать и делать» (Томпсон).

  Почему необходимо изучать маскулинность и мужчин? Мы согласны с американским психологом Калагином в том, что практически никогда гендерные исследования не обращались к специфическим переживаниям мужчин, связанным с их гендерной принадлежностью (Берн 1998). Мы предположили, что именно в этих переживаниях кроется причина многих болезней, которым в большей степени подвержены мужчины.

В современной науке существуют 4 главные парадигмы маскулинности: биологическая, психоаналитическая, социально-психологическая и постмодернистская. Первые две парадигмы являются эссенциалистскими, — важнейшие свойства, отличающие мужчин от женщин, являются объективной данностью, культура только оформляет и регулирует их проявления (Кон 2001).

С точки зрения социобиологического подхода, существующая и сегодня, состоит в формировании в процессе эволюции явления полового диморфизма, т.е. двух различающихся категорий людей: одной из которых оказались свойственны физическая агрессия, соревновательность, эмоциональная независимость и инструментальный подход к решению проблем, другой – пассивность, склонность к сотрудничеству, эмоциональная зависимость и склонность к заботе. Биологические особи мужского пола соответствуют первой категории, женского пола – второй.

Вторые две парадигмы — конструктивистские: они считают маскулинность продуктом культуры и общественных отношений, которые навязывают индивидам соответствующие представления и образы.

  Социально-психологическая теория. В социологии в 1960-х гг. важную роль сыграла теория Т. Парсонса и Р. Бейлса, рассмотревших дифференциацию мужских и женских ролей в структурно-функциональном плане.

На макросоциальном (в рамках больших социальных систем) и на микросоциальном (в малых группах) уровне половые роли чаще всего взаимодополнительны: мужской стиль жизни является преимущественно «инструментальным», направленным на решение предметных задач, а женский — эмоционально-экспрессивным.

Постструктуралистский анализ маскулинности обосновал дискурсивную природу любых социальных отношений, включая половые и сексуальные идентичности (М.Фуко). В свете этого подхода, маскулинность, как и сами гендерные свойства, не является чем-то самодовлеющим, она органически переплетается с расовыми, сексуальными, классовыми и национальными отношениями. При этом она заведомо условна, связана с определенным контекстом, конвенциональна и может разыгрываться и представляться по-разному (т.н. гендерный дисплей). Важный аспект этого подхода — комплексное (одновременно антропологическое, социально-психологическое и биомедицинское) Главное достижение этого подхода — деконструкция идеи единой, твердой, универсальной маскулинности (Кон 2001).

В социологии выявляются формальные и неформальные социальные санкции, являющиеся механизмами поддержания социального контроля. Вознаграждение часто выступает в форме общественного одобрения. И наоборот, всякое отклонение от модели поведения, которая в культуре считается соответствующей гендерной роли, в большинстве случаев наказывается социальным неодобрением.

Мы заинтересовались теорией Томпсона и Плека, которые установили, что структура ролевых норм мужественности складывается из трех факторов. Первый связан с ожиданиями, что мужчины завоевывают статус и уважение других (норма статуса). Второй фактор, норма твердости, отражает ожидания от мужчин умственной, эмоциональной и физической твердости. Третий фактор — это ожидания того, что мужчина должен избегать стереотипно женских занятий и видов деятельности (норма антиженственности).

Мы остановились на анализе сути первых двух норм и попытались вывести взаимосвязь между этими гендерными нормами и факторами риска, специфичных для мужчин.

Норма успешности/статуса – гендерный стереотип, утверждающий, что социальная ценность мужчины определяется величиной его заработка и успешностью на работе. С этой нормой связан целый ряд стрессов и проблем для мужчин. Множество мужчин не способны на 100% ей соответствовать, из-за чего имеют заниженную самооценку. Иными словами они лишены законных способов достигнуть этого стандарта. За неимением таких способов эта группа мужчин вынуждена доказывать свою гендерную принадлежность при помощи так называемой «компульсивной» (компенсаторной) мужественности, которая включает в себя эмоциональную и физическую жесткость, подчинение женщин и поведение, связанное с риском, задача которой — компенсация чувства несостоятельности в профессиональной и экономической сферах.

Компенсаторная мужественность (Compulsive masculinity). Совокупность качеств, с помощью которых мужнины вынуждены компенсировать свое несоответствие общепринятому стандарту мужественности. По нашей гипотезе, именно феномен «компенсаторной мужественности» — как реакция на стимулы агрессивной внешней социальной среды заболеваемости и сверхсмертности мужчин, а также более низко, по сравнению с женщинами, продолжительности жизни (Берн 1998).

Норма физической твердости – как ожидание от мужчины физической силы и мужественности. Популярность, которой пользуется в наши дни фитнесс, можно считать реакцией на эту норму. Компенсаторная мужественность проявляется широкое использование стероидов для наращивания мышечной массы и силы. Бесконтрольное использование стероидов может иметь побочным эффектом нарушения в эмоциональной сфере, нередко приводит к болезням суставов, сердца и даже к онкологическим заболеваниям. Несмотря на то что мужчины, употребляющие стероиды, знают об их опасности, они видят в стероидах средство для того, чтобы привести себя в соответствие со стандартами нормы физической твердости. Насилие над женщинами тоже может быть отнесено на счет компенсаторной мужественности. Например, чувство собственного бессилия может заставлять мужчину осуществлять насильственные действия в отношении женщин, для того чтобы придать себе уверенности в своей силе, власти и превосходстве.

Эта деструктивная норма подталкивает мужчин к осуществлению безрассудных, рискованных и агрессивных действий с целью демонстрации своей мужественности. Предрасположенность мужчин к болезням, связанным со стрессом, вождению в пьяном виде, смерти от несчастного случая и СПИДу, связаны с гипертрофированной жаждой риска. Норма эмоциональной твердости подразумевает, что мужчина должен быть эмоционально твердым: испытывать мало чувств и быть в состоянии разрешить свои эмоциональные трудности без помощи со стороны. Исследования показывают, что отношения между мужчинами характеризуются большей конфликтностью и соревновательностью, меньшим самораскрытием и обсуждением чувств, чем отношения между женщинами. На наш взгляд, именно эта норма порождает наиболее серьезные психологические проблемы для мужчин, что в свою очередь порождает многие болезни.

Таким образом, перечисленные нормы являются причинами многочисленных стрессов и негативных переживаний, депрессии и психических заболеваний. Гендерные нормы маскулинности во многих случаях влекут за собой агрессию направленную на себя (алкоголизм, наркомания, самоубийства, дорожно-транспортные происшествия с летальным исходом) и на других (преступность, насилие в семье и т.д.). Итак, мужчины ведут себя рискованно и саморазрушительно лишь для того, чтобы убедить окружающих в своей мужественности.

  1. Берд Ш. Теоретизируя маскулинности: современные тенденции в социальных науках // Гендерные исследования. 2006. № 14.
  2. Кон И.С. Мужские исследования: меняющиеся мужчины в изменяющемся мире // Введение в гендерные исследования: Учебное пособие. Ч. I / Под ред. И. А. Жеребкиной. – СПб., 2001.
  3. Берн Ш. Ограничения, накладываемые традиционной мужской ролью // Гендерная психология. М. 1998.

+ Добавить сценарий + Добавить игру + Добавить обьявление + Научную статью