+ Добавить новость + Добавить совет + Добавить статью + Вопрос / ответ


Автономия

У древнегреческих авторов термин «автономия» обозначал право  государства устанавливать собственные законы, противостоять тирании или  правлению иноземцев: «авто» – само, «номия» – от  номос – закон как норма, полагаемая государством. Источники норм, устанавливающих порядок в обществе, видели не в самих людях, а в тех или иных  надчеловеческих инстанциях: мифология – в богах, досократики – в космических силах,  Платон – в божественном мире идей, действующих через государство. В условиях демократии складывалось и учение о свободе: по Сократу, человек – не орудие  внешних сил, его душа обладает свободой выбора между добрыми и злыми поступками; Эпикур искал предпосылки этой свободы в природе – в способности атомов отклоняться от необходимости. В христианстве (по Августину) Бог вкладывает в человека нормы вместе с душой, но в соединении со свободой выбора своих поступков, которая и обусловливает возможность греха и обвинения в нём человека.

Свобода человека возрастает исторически. В демократиях Нового Времени она реализуется не только привилегированными сословиями, управляющими государством и церковью, но и более широкими слоями в контекстах обособления от государства всё новых самоуправляющихся сфер гражданского общества (таких, как хозяйственные системы, банки, церковь, академии наук и др).  В условиях демократии и свободного рынка  формируются предприимчивые люди, способные не только выдвинуть новую идею, но и воплотить её в реальное дело, вовлечь людей, создать организацию.

Кант особенно рельефно выразил этот сдвиг и обосновал новый образ человека, распространив на него понятие автономии, которая выступает в первую очередь как априорное свойство человека, его разума, а не государства. Однако это учение исходит из эмпирических данных о наличии в психике человека центра, который определяет функционирование её инструментальных способностей, и может довести человека даже до отказа от жизни. Нравственность, право, политика, религия немыслимы без представлений о нарушении норм (о вине, преступлении, грехе) и ответственности, которые предполагают автономию человека – способность самополагания своих замыслов и дел. Правда, в недемократических обществах сами нормы устанавливаются властью без достаточного соразмерения с волеизъявлением людей.

Человек детерминирован гетерономно – биологически и социально, но вместе с тем, в отличие от психики животных, запрограммированной инстинктами, его сознанию свойственна интенциональность – способность до действия выдвигать в качестве его ориентиров личностные смыслы – ценности, идеалы, цели, составляющие самодетерминацию – автономию.

        Индивидуальная свобода – автономия – может стать общей нормой для всех людей, лишь подчинившись ограничению – категорическому императиву: поступай так, чтобы ты никогда не относился к человечеству, как в твоем лице, так и в лице всякого другого, только как к средству, но всегда в то же время и как к цели (И.Кант). Такое высокое самоограничение свободы совестью и ответственностью идентично духовности. Понимать её как «дар свыше» значит снимать ответственность с педагогики за развитие этих потенций, за изучение условий и конкретных действий, способствующих их актуализации: таков взгляд современной педагогической антропологии.

Принцип автономии человека в философии образования. Принцип автономии человека реализуется в образовании в 3-х аспектах.

  1. Исходной является ориентация педагогической практики на автономию ученика. Важнейшее условие для этого – педагогическое отношение, основанное на категорическом императиве: уважении к  ученику как личности, к тому же с поправкой на возрастную незавершённость в смысле отстаивания своих позиций, откуда –  «адвокатская защита» ученика от формализма и властности. В этом – специфика профессионализма и автономии педагога. Однако  адаптация  практики, а также содержания образования к интенциям ребёнка не доводится до крайностей «антипедагогики» П.Фрейре, И.Иллича, которая игнорировала такой атрибут автономии учащегося как отрешение от себя ради дисциплины ума и дела, а также асимметрию педагогического отношения.

        Я.А.Коменский уподоблял образование «типографированию» единомышленников, а педагога – «воронке», через которую ученик (при посредстве поощрений и наказаний) пьёт из «ковша» культуры нужное содержание. Автономия человека не осознавалась в образовании до Руссо и, особенно, Канта, который говорил, что человек ответственен за себя, ибо его сущность включает то, что он «сам может сделать из себя». Ценность образования – не только в освоении рационализированной культуры, но и в развитии самой способности освоения через деятельное соучастие ученика в своем образовании в школе, что закладывает основу последующего самостоятельного образования, столь необходимого в век быстрого изменения профессий и рынка труда.

Согласно аналитической философии образования (США, Англия) обучение (teaching) предполагает активное учение (learning) самого учащегося; методы обучения должны способствовать развитию критического и вместе с тем толерантного мышления, избегать индоктринации (внушения идеологических доктрин без анализа корректности их исходных посылок).

  1. Автономия образовательного знания состоит в его направленности: на раскрытие вышеуказанной специфики педагогических отношений и практик; на  исследование возрастного развития учащихся, способов соразмерения с ним того содержания, которое вычленяется из культуры в свете актуальных потребностей общества; на обоснование ценностей и целей образования. Теоретический синтез этого знания с середины ХХ века осуществляется с помощью специализированной философии образования, выступающей против  диктата общей философии, теологии и политической идеологии.
  2. Автономия системы образования, её организаций и политики, которая должна выносить требования образования на уровень государственных приоритетов и может противостоять образовательной политике государства, если она ущемляет эти требования. Образовательная администрация организует полезные взаимоотношения образования с другими сферами гражданского общества, однако, защищая образование от некомпетентного, а то и деструктивного   вмешательства бизнеса, политических партий, агрессивных конфессиональных, националистических и т.п. группировок, борющихся за власть над умами.

                                                                        В.В.Платонов.

 

Литература:

В.В.Платонов, – в кн.: Огурцов А.П., Платонов В.В. Образы образования. Западная философия образования. ХХ век. – СПб., 2004, гл. 13.

 


+ Добавить сценарий + Добавить игру + Добавить обьявление + Научную статью